SPBGU-ADEA-TD-Opocheckij-2002-Vernyaev-1

Архив: Архив кафедры этнографии и антропологии исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета
Отряд: Opocheckij-2002
Участник отряда: Верняев Игорь Иванович
Регион / Район:   >   Российская федерация  >   Псковская область  >   Опочецкий район
Населенный пункт: Глубоковская волость
Название: 
Полевой отчет Опочецкого отряда 2002 года
Архивный номер: 
SPBGU-ADEA-TD-Opocheckij-2002-Vernyaev-1
Этносы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Этнографические темы: 
Аннотация, содержание, ключевые слова: 
Отрядный отчет о полевых работах 2002 г. в Глубоковской волости Опочецкого района Псковской области включает материалы по традиционной и современной культуре, хозяйству и социальным отношениям сельского населения. Большое внимание уделено колхозному и постколхозному периодам, личному подсобному хозяйству сельских жителей. Структура отчета: Общая характеристика Глубоковской волости Хозяйство      Крестьянские хозяйства 1900-1920-х гг.      Колхоз и личные подсобные хозяйства (30-е – 50-е гг.) Колхозы на территории Глубоковской волости, реорганизации Членство в колхозе, прием и исключение Организация хозяйства колхозов Учет и оплата труда колхозников Проблема трудовых ресурсов. Борьба колхоза с невыходами на работу и отходничеством Управление колхозом Личные хозяйства и их взаимоотношения с колхозом Колхозники и единоличники      Совхоз и личные подсобные хозяйства Организация хозяйства и труда в совхозе Проблема кормов для совхозного поголовья Оплата труда работников совхоза Контроль за рабочей дисциплиной Личные подсобные хозяйства в их взаимоотношении с совхозом Соотношение занятости в совхозе и личном подсобном хозяйстве Нелегальное использование ресурсов совхоза в личных хозяйствах, хищения Роль совхоза в создании и поддержании социально-бытовой инфраструктуры      Акционерное общество «Глубокое» и личные хозяйства населения Глубоковской      волости в 90-е – 2000-е гг.      Промыслы и ремесла             Охота             Рыболовство             Другие подсобные промыслы Усадьба. Жилище Одежда Престольные и календарные праздники
Полный текст: 
1 Отчет о работах в Опочецком районе 2 Состав отряда: 1. Верняев Игорь Иванович, начальник отряда, старший преподава- тель; 2. Гороховский Юрий Федорович, студент-практикант; 3. Козлов Сергей Юрьевич, студент-практикант; 4. Кордочкина Александра Евгеньевна, студент-практикант; 5. Королев Егор Владимирович, студент-практикант 6. Кулемина Ольга Владимировна, студент-практикант; 7. Соловьева Мария Евгеньевна, студент-практикант Срок работы: 3 июля — 31 июля 2002 г. Место проведения работ: Глубоковская волость Опочецкого района Псковской области. Членами отряда опрошено 67 информантов. 3 Общая характеристика Глубоковской волости В настоящее время волость включает 36 деревень с постоянным ме- стным населением. Всего местного населения — 805 чел. (на 1 января 2002 г.), из которых половина проживает в пос. Глубокое. Общая числен- ность «дачников», имеющих дома и участки на территории волости — около 180 человек. Из них около 30 постоянно, в течение всего года живу в деревне. Основным предприятием на территории волости является АОЗТ «Глубокое» (бывший совхоз «Глубоковский»). Хозяйство Крестьянские хозяйства 1900-1920-х гг. О структуре личных крестьянских хозяйств до периода коллективи- зации мы можем судить по воспоминаниям информантов. Основную труд- ность составляет выяснение конкретных сведений о размерах угодий и па- хотной земли, а так же площадей, выделяемых под ту или иную культуру. При этом полученная информация позволяют составить общую картину крестьянских домохозяйств периода, предшествующего колхозам. Разме- ры крестьянских земельных наделов были различны: от 4 до 25 га. Зафик- сировано несколько вариантов организации крестьянских хозяйств с учё- том системы землепользования: 1. Наиболее часто встречается вариант, при котором все земли и усадьба расположены в одном месте, на хуторе. На хуторе жила либо одна семья, либо две, члены которых состояли в родственных отношениях. Эти две семьи могли жить в разных домах и вести самостоятельно каждая своё хозяйство. Например, на хуторе Бабкино, по свидетельству информантки из д.Глубокое, проживали семья её отца и семья сестры отца. Общими у 4 них были только гумно, баня и колодец. Пастуха нанимали одного и кор- мили его по очереди по неделям. (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.43-л.44). 2. В следующем случае усадьба стояла в деревне, а на хуторе на расстоянии примерно 1 км от усадьбы находились все угодья. Угодья на- зывали в этом случае пустошью. На пустоши находился дом меньших раз- меров (изба с сенями), чем деревенский, и параллельно дому общий двор для скотины. Здесь жили в период сельскохозяйственных работ и летнего выпаса скота (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.21). 3. Также встречался вариант, когда вся земля принадлежала об- щине и землепользование производилось чересполосно по результатам жеребьёвки. Например, в д. Вельицы тянули палочки. Чем длиннее палоч- ка, тем ближе покос. По тому же принципу наделяли пахотной землёй. Скот пасли совместно на общей территории по очереди. (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л. 29-л.31). Хутора находились на расстоянии 1 км друг от друга. Семейный со- став крестьянских хозяйств имеет ту особенность, что довольно редко встречаются большие неразделённые семьи. Чаще всего встречалась ин- формация о малой семье, глава которой после женитьбы отделился от ро- дительского дома. Число членов семьи варьируется за счёт разного коли- чества детей. Земля передавалась по наследству, в последующем земель- ный надел увеличивался по средствам покупки или расчистки новых тер- риторий. В состав земельного надела входили пахотные земли, сенокос, лес, болота, пастбища. Часто пастбища были общими у нескольких хутор- ских домохозяйств, иногда за несколько километров угоняли скот. (Кулё- мина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.35). Если землепользование было общинным, то на членов семьи женского пола земельного пая не выдавали. На пахотной земле сеяли преимущественно озимую рожь, в некоторых местах пшеницу, овёс, ячмень, вику, горох, лён, клевер, сажали картофель. Зерно увозили 5 молотить на частную мельницу. В качестве платы за помол от каждой при- везённой культуры брали пай. Пахотную землю реализовывали ежегодно, сменяя периодически функции: сначала сеяли, потом сажали овощи, затем использовали в качестве пастбища. Обычно крестьяне знали, какую куль- туру после какой следует высевать или высаживать на отдельно взятом участке. Например, на клеверном поле сажали картофель, через три года пшеницу. По ячменю сеяли лён. Овёс выращивали там, где раньше был картофель. Под пар земли оставляли мало. Единственным удобрением был навоз. Орудия труда, необходимые для земледелия, делали сами. Лишь железные части плуга и бороны заказывали деревенскому кузнецу. Важ- ную роль в обеспечении семьи натуральной продукцией играло животно- водство. В каждом хозяйстве была лошадь, корова, свинья, овцы. Поголо- вье скота варьировалось в зависимости от зажиточности семьи. Разводили птицу: в основном это были куры, утки и гуси. Корм каждая семья заго- товляла из расчёта количества скотины. Коров кормили ржаной соломой, только перед отёлом и некоторое время после им давали сено. Земли под сенокос выделяли крайне редко. Траву на зиму косили по болотам, по краю леса, поэтому в сене был недостаток. Для коней специально сеяли клевер. В качестве кормов для скота и птицы реализовывали второсорт- ную (мелкозерновую) рожь, сеяли овёс для коней. Домашняя продукция (молоко, мясо, шерсть, яйца) редко шла на рынок, чаще реализовывалась внутри семейного хозяйства. Натуральный фиксированный налог платили государству: сдавали определённое количество мяса, зерна, льна. Более точных сведений по этому поводу информанты не дают. В зимний период распространено отходничество. Информантка из деревни Вельицы свиде- тельствует о том, что её отец на зимний период уезжал работать в Ленин- град на кирпичный завод. (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.30). Встречается информация об отходе в Финляндию с целью продажи мехов. (Кулёмина 6 О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.33). Зимой распространено было изготовление и сбыт несельскохозяйственной продукции: бондарство, плетение корзин, изго- товление дуг, колёс. Организация хозяйства предполагала иногда привле- чение дополнительной рабочей силы. Наёмный труд чаще использовался на период сбора урожая или пастьбы скота, но в некоторых семьях посто- янно жил работник. Он находился на полном обеспечении хозяев и плату получал едой и одеждой. Жил в доме и обедал за одним столом с хозяева- ми (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.32 об.). Редко платили за сезонный труд деньгами, в основном в качестве платы давали хлеб (зерно) и обеспечива- ли едой на период работ. Кооперация хозяйств так же имела место лишь в весенне-летний период. Самой распространённым вариантом кооперации являлась толока. Толоку собирали для вывоза навоза весной. Непремен- ным условием толоки являлось поочерёдная помощь каждому участвую- щему в ней хозяину. Особой платы за эту работу не требовали, только ка- ждая семья выставляла угощение в конце работы. Сообща летом угоняли скот на пастьбу, если пастбище находилось далеко от места постоянного проживания. Кооперировались не только деревенские, но и хуторские хо- зяйственники. Коллективизация коснулась всех крестьянских хозяйств. Те, кто не пожелал вступить добровольно в колхоз, подверглись репрессив- ным мерам. Старшее мужское поколение, кроме стариков, ссылали в Си- бирь. Хутора уничтожались. Имущество хуторян конфисковывалось и пе- ревозилось в деревню. Не вступившим в колхоз членам семьи выделяли земельный участок в 15 соток, иногда оставляли половину дома (избу с се- нями). Добровольно вступившие в колхозы крестьяне и добровольно пере- давшие скот и хозяйственные постройки в ведение новой власти наделя- лись землёй в количестве 50 соток, им оставляли корову. В первую оче- редь колхозное правление конфисковывало коней, пахотные орудия труда (плуги, сохи), гумно, сенник. Единоличники либо уходили в города, либо 7 источником их доходов становился несельскохозяйственный труд: плот- ничество, сезонные работы на торфяных заводах в Тулаях, сбор ягод, сбыт шкурок кротов. В заключении следует сказать, что экономическую основу семей- ных хозяйств составляло развитие и взаимодействие земледелия, живот- новодства, промысла. Хозяйство являлось натуральным и обеспечивало семью всеми не- обходимыми продуктами. Экономическая самостоятельность отдельных хозяйств не исключала временной их кооперации (толока, совместный вы- пас). Колхоз и личные подсобные хозяйства (30-е – 50-е гг.) Колхозы на территории Глубоковской волости, реорганизации. После освобождения в 1944 г. территории Псковщины и, в частно- сти, Опочецкого района от немецко-фашистских захватчиков на террито- рии Глубоковского с/с, как и повсюду, начинается восстановление коллек- тивных хозяйств. В 1944 г. были восстановлены сельскохозяйственные ар- тели: «Путь Ленина» (д. Лашутино — центр хозяйства, дд. Вильица, Ров- ный Бор, Мякишево), «Передовик» (д. Хреново — центр хозяйства, дд. Мячки, Пятницыно, Сметанино, Гарусово, Желны), «Красный Бор», «При- зыв» (д. Керосилы и др.)...1 Членство в колхозе, прием и исключение. 1 Опочецкий районный государственный архив Псковской области (в дальнейшем: ОРГА), ф. 614., оп. 1. Дела постоянного хранения за 1944–1960 гг. Предисловие. 8 В восстанавливаемый колхоз входили бывшие в нем в довоенный период хозяйства, вступало большинство прежде единоличных хозяйства.2 При приеме в колхоз руководство колхоза и значительное количество кол- хозников придерживались принципа посемейного членства в колхозе. Тем самым в колхоз принимали не каждого человека индивидуально, а семью, дворохозяйство в целом. Так, 20 августа 1944 г. на общем собрании членов колхоза «Передовик» было принято решение: «Без главы семьи в колхоз не принимать». В протоколе зафиксировано решение: «Принять 21 хозяй- ство в колхоз «Передовик»».3 В заявлениях о приеме в колхоз главы дво- рохозяйств писали: «... прошу принять меня с моей семьей в члены колхо- за...». Правление или общее собрание принимало решения с формулиров- кой «принять в члены колхоза такого-то с семьей».4 Если кто-то из членов семьи колхозников в течение длительного времени игнорировал работу в колхозе, занимаясь, например, отходниче- ством, то из колхоза в наказание могла быть исключена вся семья. Так, в 1948 г. правление колхоза «Передовик» вынесло решение: «Наумову Ма- рию, если не приедет дочь до 1 апреля 1948 г., просить общему собранию исключить из колхоза».5 В 1949 г. это же правление решило: «Исключить из членов колхоза Яковлеву Акулину из дер. Гурусово за невыход на рабо- ту к колхоз ее сына Яковлева Михаила. Так как раньше было вынесено решение общего собрания вернуть сына в колхоз».6 2 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 5, 6 об. 3 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 5. 4 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 6; см. также: ф. 614, д. 30, л. 27 об. 5ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 4 об.–5. 6 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 3–3 об. 9 Были случаи отказа от приема в члены колхоза. Так, общее собрание колхоза «Передовик» отказало во вступлении члену колхоза «Призыв» Глубоковского с/с Орловой Анне. Вероятно, причинами отказа послужило членство в другом колхозе (и соответственно проживание в деревне, тер- риториально не относящейся к колхозу «Передовик»), или то, что претен- дент пытался вступить индивидуально, без главы семьи.7 Характерно, что в голосовании по вопросу о непринятии в колхоз без главы семьи принимали участие только «старые колхозники» (так в протоколе названы члены довоенного колхоза). Из них «за» проголосовало 15 человек (всего же на собрании присутствовало 60 членов колхоза). По- видимому, «коренные» члены колхоза первоначально имели особые права, превышающие права тех, кто вступил в колхоз после его восстановления.8 Иногда перед приемом в члены колхоза семье-кандидату назначался испытательный срок на несколько месяцев. Принимали в случае, если «бу- дет хорошо работать», «покажет свои успехи» в течение этого периода.9 Зафиксирован случай приема в члены колхоза «условно» с тем, что- бы через некоторое время в зависимости от добросовестности колхозника окончательно решить вопрос о членстве.10 Были случаи отказа в просьбе колхозника выйти из его членов и во- обще уехать с территории колхоза.11 Организация хозяйства колхозов. 7 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. об. 8 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 5. 9 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 27 об. 10 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 27 об. 11 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 4 об.–5. 10 Большинство колхозов 30–50-х гг. имели комплексную отраслевую структуру хозяйства. Колхозы должны были выполнять план по всем ос- новным видам сельскохозяйственной продукции (зерно, мясо, молоко, яй- ца, шерсть и др.).12 В Уставе 1956 г. колхоза им. Сталина было записано: «Развивать все остальные отрасли сельскохозяйственного производства применительно к природным условиям места, в частности, изготовление дрог, дровней, колес, парников, разведение рыбного хозяйства и т.д.».13 Специализация коллективных хозяйств в этот период была развита слабо. Очень важной отраслью для экономики колхозов Опочецкого района было льноводство. За лен государственные заготовители расплачивались деньгами и зерном. Как было сказано на заседании правления колхоза им. Сталина, лен — это «наши деньги и хлеб».14 Колхозники, работающие в льноводстве, часть зарплаты получали деньгами.15 Некоторые из других отраслей приносили только убытки. Так, в кол- хозе «Путь Ленина» в 1947 г. убыточным оказалось пчеловодство.16 В послевоенные годы вводились новые, улучшенные севообороты. Так, в 1948 г. в колхозе «Передовик» был введен семипольный севооборот с включением в него посевов трав: I поле — чистый пар II — озимые с подсевом многолетних трав III — травы первого года пользования IV — травы второго года пользования V — лен VI — половина поля — картофель, половина — яровые зерновые, горох 12 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 18–18 об. 13 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 14 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 48 об., 57. 15 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 31, л. 7. 16 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 32, л. 2 об. 11 VII — яровые зерновые. 17 В структуре колхозных полей выделялся общественный огород и общественный сад (в колхозе «Передовик» в 1948 г. 1 и 2 га соответствен- но).18 Очень серьезной проблемой восстановленных колхозов был недос- таток тягловой силы. В протоколах общих собрания и заседаний правле- ния колхозов неоднократно встречаются решения типа: «обучить коров работать», «обучить к полевым работам бычков» и т.п.19 Землю к севу го- товили даже вручную — лопатами.20 Каждая лошадь в колхозе закреплялась за конкретным колхозником, который обычно на ней и работал, индивидуально отвечал за ее сохран- ность.21 Закреплялись также быки.22 Принимались специальные решения «ликвидировать обезличку скота».23 Колхозные поля удобрялись навозом, торфом, илом, золой, птичьим пометом и фекалиями.24 17 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 23. 18 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 23. 19 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 8; д. 3. л. 5–6; д. 8, л.2 об.; д. 30, л. 8. 20 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 13 об. 21 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 2. 22 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 3 об. 23 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 31. 24 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 2 об.; д. 12, л. 45 об. 12 Пастьба скота и лошадей в первое время после восстановления кол- хозов осуществлялась поочередно членами колхоза (по дворам).25 В пери- од летних каникул руководство колхоза обязывало осуществлять пастьбу школьников-подростков — членов семей колхозников.26 В колхозе «Путь Ленина» лошадей днем пасли постоянные конюхи, а по ночам — все кол- хозники по очереди.27 В колхозе им. Сталина еще в 1956 г. стоял вопрос об избрании постоянных пастухов. Здесь вплоть до этого времени лошадей, коров, мелкий скот пасли по очереди. Выпас по очереди стал, по мнению председателя колхоза, причиной падежа овец. В этом хозяйстве — «для сокращения пастухов» — колхозный скот выпасали вместе с личным.28 Помощь колхозам в некоторых видах работ оказывала машинно- тракторная станция, располагавшаяся в пос. Глубокое. Между колхозами и МТС ежегодно заключался договор на проведение конкретных видов ра- бот. В этих договорах фиксировались все виды работ, которые должны были быть проделаны на конкретных полевых участках. Так, между колхозом «Передовик» и Глубоковской МТС в 1949 г. был заключен договор на проведение следующих видов механизирован- ных работ: предпосевная культивация — 40 га весеннее боронование — 20 га весновспашка — 30 га подъем паров — 30 га боронование пара — 30 га культивация пара — 50 га перепашка пара — 20 га 25 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 14–14 об.; д. 9, л. 13–13 об., 14 об.; д. 28, л. 2–3. 26 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 13–13 об.; д. 12, л. 14. 27 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 1–2. 28 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 27, 31, 35 об. 13 подъем зяби — 30 га подъем зяби по залежи — 10 га молотьба — 40 тонн 29 Как правило, колхоз рассчитывался с МТС произведенными сель- скохозяйственными продуктами. Во время работ колхоз организовывал питание механизаторов.30 Однако колхозники зачастую не были удовлетворены качеством ус- луг МТС. Их тяготила, кроме того, высокая цена этих услуг. Так, подводя итоги работы МТС в 1947 г., общее собрание колхоза «Передовик» кон- статировало: «Работы МТС были неудовлетворительны, обработка была плохая, приходилось работу переделывать и сеять по плохо обработанной почве, а поэтому и урожайность на этих полях оказалась исключительно низкая».31 На некачественную работу МТС и ее дороговизну жаловались и колхозники сельхозартели им Сталина.32 Один из бригадиров этого колхо- за самостоятельно принял решение отказаться от услуг комбайнеров из-за плохой работы комбайнов. На собраниях колхозники этого хозяйства от- кровенно высказывались против МТС: «Урожайность мы должны поднять, но для этого нужно потребовать лучшей работы МТС, которая делами кол- хоза не руководит, а только раздевает колхоз».33 29 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 18–18 об.; д. 8, л. 9–10; д. 12, л. 37–37 об. 30 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 37 об. 31 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 9–10. 32 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 54 об. 33 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 56. 14 Характер ландшафта и соответствующих почв также затруднял ра- боту тракторов МТС. Трактористы стремились выбрать поля поровнее, где на тракторе удобнее работать. Но далеко не всегда эти поля были хороши в почвенном отношении. На общем собрании колхоза «Передовик» в 1948 г. констатировалось: «Трактористы выезжали только на ровные, песчаные поля, где земля не пригодна для посева, а хорошие земли оставались неис- пользованными по вине трактористов».34 У колхозников сельхозартели «Путь Ленина» также были серьезные претензии к работе МТС. «Почему трактористы пашут только на легких землях, где мягче, а разрабатывать кустарники не хотят, целину не пашут», — задавали они вопросы на общем собрании колхоза в 1957 г. И делали вывод: «МТС своих функций полностью не выполняет...».35 Были и объективные причины плохой работы МТС. Значительные трудности для работы техники создавала характерная для исследованной местности мелкоконтурность полей. Например, в колхозе «Передовик» из всех засеваемых яровыми культурами весной 1948 г. полевых участков размером: 0,5 га — 1 участок 1 га — 8 участков 1,5 га — 3 участка 2 га — 3 участка 2,5 га — 1 участок 3 га — 1 участок 4,5 га — 1 участок 11 га — 1 участок36 34 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 9–10. 35 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 13–13 об. 36 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 12. 15 По этим причинам среди значительной части колхозников просле- живается стремление отказаться от услуг МТС и вести все работы само- стоятельно с использованием тягловой силы лошадей и конного инвента- ря. Так, на общем собрании колхоза «Передовик» в 1948 г. было высказано предложение «продать корову, две или три, и купить лошадей, чтобы нам не платить такую сумму хлеба за трактора».37 Конюх колхоза им. Сталина предложил на общем собрании в 1956 г. больше внимания уделять лоша- дям, «чтобы весной мы могли на них пахать и тем самым сохранить хлеб на колхоз».38 Общее собрание колхоза «Путь Ленина» в 1947 г. постанови- ло «не пускать трактор на площади легкой пахоты, пахать больше ло- шадьми».39 Колхозы, чтобы вытеснить МТС, стремились максимизировать от- дачу от своего тягла — лошадей. Для этого вводились дополнительные стимулы. Так, общим собраниям колхоза им. Сталина было принято реше- ние: «В целях максимального использован своего тягла начислять пахарям за каждый вспаханный гектар пуд зерна...».40 Колхозы могли оказывать друг другу помощь (предоставляя, напри- мер, семенной материал).41 37 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 1–2 об. 38 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 56 об. 39 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 32, л. 10. 40 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 61 об. 41 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 3 об. 16 Сразу после восстановления колхозов вновь происходило обобщест- вление скота — коров, лошадей.42 Однако крупных колхозных хозяйст- венных построек не хватало или не было вовсе. Вплоть до конца 40-х гг. в колхозе «Передовик» не было колхозной конюшни. Колхозные куры из-за отсутствия специального курятника содержались вместе с телятами в те- лятнике.43 Лишь в 1948 г. было принято решение: «Построить курятник, [в качестве] материала для строительства взять колхозную постройку от Яковлевой Акулины».44 Нередко в ситуации отсутствия колхозных хозяйственных построек обобществленные лошади и скот содержались на частных подворьях. Так, в октябре 1945 г. правление колхоза «Передовик» приняло решение: «По- ставить на зимовку лошадей дер. Пятницыно» в хлев Ильина Федора и по- ставить конюхом Ильина Федора, который несет ответственность за свою работу».45 В колхозе им. Сталина правление поручило одному из брига- диров из-за сильного мороза колхозных телят особо ценной породы по- местить в теплый частный хлев.46 В этом колхозе еще в 1956 г. колхозные гуси содержались на частном подворье. Его хозяину было за эксплуатацию хозяйственной постройки было назначено начислять по 15 трудодней в месяц.47 Уже будучи обобществленными, бывшие частные постройки могли еще долгое время находиться на подворьях колхозников. 42 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 4. 43 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 14–14 об. 44 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 24. 45 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 19 об.–20. 46 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 9. 47 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 49. 17 Для складирования колхозных продуктов в первые послевоенные годы использовали, хотя и обобществленные, но находящиеся на частных подворьях хозяйственные постройки. «Сараи и кладовые находятся совме- стно с хозяйской постройкой колхозников».48 Собственной производственной инфраструктурой колхозы обзаве- лись не сразу. Это создавало значительные неудобства для ведения кол- лективного хозяйства. На это, в частности, сетовал один из колхозников колхоза «Передовик»: «Кладовые колхоза должны быть не в разброску, а все кладовые должны быть вместе».49 Сборщики молока в дд. Шелаи и Гарусово (колхоз «Передовик») принимали молоко для колхоза в частных амбарах.50 Характерно решение, принятое правлением колхоза «Передовик» в 1945 г.: «Раздать по трудо- дням картофель (мелкий) 200 пудов, так как он не может храниться, да притом негде».51 В колхозе «Путь Ленина» посевной картофель, позаимст- вованный колхозом у колхозников, ссыпали на хранение в частные подва- лы.52 Здесь же в 1957 г. было принято решение семена люпина раздать на просушку «по избам».53 Руководство колхозов стремилось как можно скорее отделить обще- ственное от частного, сконцентрировать распыленную по частным под- ворьям колхозную собственность, передать ее под ответственность соот- ветствующих колхозных служб, выстроить собственно колхозную произ- водственную инфраструктуру. Только так можно было установить надле- жащий контроль над ресурсами, сократить каналы их перекачки в личные хозяйства, обеспечить управляемость коллективного хозяйства. 48 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 14–14 об. 49 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 1–2 об. 50 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 4 об.–5.; л. 14–14 об. 51 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 21. 52 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 8, 31. 53 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 10 об. 18 Поэтому, как только возникала возможность, — принимались реше- ния о концентрации: «Немедленно перевезти весь хлеб из кладовой, кото- рая находится во дворе Т. Матвеева в колхозные кладовые и впредь чтобы в эту кладовую колхозный хлеб не засыпать. А при первой возможности перевести эту кладовую к колхозной постройке. Также вывезти колхозную яровую солому, которая втиснута в сарай во дворе председателя колхоза, в колхозные постройки. Заприходовать и сдать весь корм фуражный под от- ветственность работникам животноводства. Все продукты и материалы, поставляемые в колхоз от своего производства, пропускать через кладовые колхоза и сразу же проводить по соответствующим книгам колхозного учета».54 Судя по этим решениям, можно предположить, что колхозники, на подворьях которых находились колхозное имущество, не спешили отказы- ваться от столь соблазнительного соседства. В 1947 г. в колхозе «Путь Ленина» была обобществлена кузница вместе с инвентарем.55 Часть сена колхозы заготавливали в других районах, обильных сено- косами. Колхозы, не обеспеченные своими сенокосами, заключали дого- вора с другими хозяйствами на проведение на их территории сенокоса.56 Из Опочецкого района ездили, в частности, в Кудеверский и Пушкиногор- ский районы.57 Работа в колхозе организовывалась по территориальным бригадам. Две-три деревни обычно составляли одну бригаду. 54 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 21 об.; об этом же: ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 4 об.–5. 55 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 31. 56 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 73. 57 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 38 об.; д. 51, л. 26. 19 Кроме того, в колхозах фор/divмировались экстерриторальные строи- тельные бригады, которые вели строительство колхозных хозяйственных построек, объектов колхозной социально-бытовой инфраструктуры.58 В восстановленных колхозах предпринимались попытки ввести внутри бригад звеньевую организацию работы с закреплением за каждым звеном конкретного участка, определенного вида работ (льноводческие, картофелеводческие и др. звенья). Таким образом, в звене в большей сте- пени проявлялся функциональная, специализированная направленность. Но при звенья, как и бригады, строились, как правило, по территориаль- ному принципу. Нередко одна деревня составляла одно звено в составе бригады, объединяющей несколько соседних деревень. На общих собраниях и заседаниях правлений принимались много- численные решения о создании звеньевой организации.59 Однако дело шло медленно.60 В 1948 г. на общем собрании колхоза «Передовик» представи- тель райкома партии — директор Глубоковского спиртзавода — учил кол- хозников звеньевой организации: «Разбить рабочую силу на звенья, дать им участки и какие будут культуры. Закрепить за звеньями в первую оче- редь озимую рожь, картофель и лен».61 В этом же году за звеньями были закреплены все участки яровых посевов.62 58 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 18–18 об. 59 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 3 об., 12. 60 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 58. 61 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 12. 62 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 12. 20 В 1947 г. в колхозе «Путь Ленина» было создано «звено высокого урожая» из 9 комсомольцев во главе с председателем колхоза. За звеном закреплялось 3 участка по 1 га — с картофелем, ячменем и льном.63 Одна- ко уже в 1957 г. председатель хозяйства констатировал, что «звенья распа- лись, звеньевые свой работы не знают».64 В 1949 г. в колхозе «Передовик» было организовано по 3 звена в ка- ждой из двух бригад. В каждом звене было по 7–9 человек. Кроме того, был выделен особый «прифермский» участок с 14 колхозниками. В состав звеньев нередко, по-видимому, входили члены одной семьи, родственники (в 6 случаях — 2 одинаковых фамилии в звене, в одном случае — три оди- наковых фамилии в звене, расположенных вместе). Таким образом, звень- евой способ организации работ отчасти сочетался с посемейным. Во главе звена стоял звеньевой. За каждым звеном были закреплены лошади и тяг- ловые быки (внутри звеньев каждое животное закреплялось за одним из членов звена).65 За звеньями в этом колхозе были закреплены посевы льна, посадки картофеля, семенные участки.66 Внутри колхозов нередко возникали противоречия между его произ- водственно-территориальными подразделениями. Колхозники на общих собраниях обращали внимание на часто встречавшееся неравенство усло- вий, в которых находились те или иные бригады или звенья, на непра- вильное, с их точки зрения, перераспределение ресурсов (в том числе по- ступающих из личных хозяйств колхозников) и продукции между ними. 63 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 12 об. 64 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 23. 65 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 6–7. 66 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 5. 21 Колхозники колхоза «Передовик» в 1949 г. отмечали, что сущест- венные различия в урожайности двух бригад колхоза связаны с тем, что колхозный скот сосредоточен в одной из бригад, и большая часть навоза распределятся на ее полях.67 Одна из колхозниц на общем собрании колхо- за «Передовик» констатировала, что звену дер. Пятницыно («пятницкому звену») «урожайности не добиться, так как все животноводство — в Гару- сове, и навоз на нашу землю не попадает».68 При условии различного «ве- са» трудодня в различных бригадах и звеньях работники тех бригад и звеньев, которые находились в неблагоприятных условиях, изначально те- ряли в оплате труда. Недовольство колхозников могло вызывать неодинаковое расходо- вание бригадами трудодней.69 Звеньевой колхоза «Передовик» в 1949 г. жаловался на общем соб- рании: «В нашем звене большое неудовольствие. Каждый член моего зве- на сдали в звено сортового картофеля для посадки в своем звене. Но бри- гадир Тимофеев Дм. дал другое распоряжение. На мой участок звена дали другой, не сортовой картофель, я наш сортовой увез в то звено, где рабо- тает его [бригадира] сын. Мое звено поэтому категорически отказывается работать звеном по картофелю. Золы также было собрано больше нашим звеном, чем выдано нам для подкормки льна».70 67 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 32. 68 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 12. 69 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 32, л. 2. 70 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 52. 22 Противоречия между звеньями и бригадами подтачивали изнутри целостность колхозного хозяйственного организма, усиливали центробеж- ные тенденции. Для преодоления противоречий предлагалось, в частности, организовать раздельный учет труда по бригадам и звеньям.71 Вводилось правило, в соответствии с которым в случае перевыполнения плана брига- дой сверхплановую продукцию распределять только между ее членами, а не по всему колхозу.72 В некоторых особенно мелких колхозах при условии малочисленно- сти бригад создание специализированных звеньев не имело смысла. Одна- ко повсеместное создание звеньевой организации было обязательным тре- бованием вышестоящих органов. В этой ситуации мелкий колхоз создавал своеобразные «виртуальные» звенья. Так, председатель колхоза им. Ста- лина на заседании правления признал, что «звеньев как таковых у нас не существует в льноводстве», и поставил вопрос: «Сегодня надо решить, бу- дут ли у нас постоянные звенья, или будем утверждать звеньевых, а зве- ном считать всю бригаду, учитывая крайне ограниченное число людей в бригаде». Выступающие на заседании выражали мнение, что «нужно из- брать звеньевых и считать за ними право вместе с бригадирами привлекать на обработку льна всю бригаду».73 Таким образом, на льноводческих рабо- тах в этом колхозе бригада в полном составе «превращалась» в специали- зированное звено. Колхозы были вынуждены использовать также посемейную органи- зацию колхозных работ с закреплением определенных участков за тем или колхозным двором для выполнения на нем всего цикла сельскохозяйст- венных работ. 71 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 52. 72 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 22 об. 73 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 3. 23 Так, в колхозе в апреле 1949 г. «Передовик» было принято решение: «Приступить немедленно к подкормке озимых, для чего: закрепить за ка- ждым колхозным двором определенный участок для подкормки, по уходу и уборке. Для подкормки использовать навозную жижу, мелкий навоз под навозную землю и фекалий, как колхозные, так и колхозников».74 Правле- ние колхоза им. Сталина в 1956 г. приняло решение о посемейной органи- зации труда на льноводческих работах: «Имеющиеся поля, занятые посе- вами льна в 1–3 бригаде, разбить на участки по хозяйствам с обязательным их тереблением...».75 Общее собрание колхоза «Путь Ленина» в 1947 г. приняло решение с целью скорейшего проведения сенокоса выделить ка- ждой семье участок, «внедрить сдельщину и не работать скопом».76 Таким образом, проведя коллективизацию с целью создания крупно- го хозяйственного организма, преодоления мелкой крестьянской органи- зации хозяйства, руководство на практике вынуждено было до известной степени вернуться к посемейной организации работ и распределения от- ветственности уже в рамках колхозной системы. При организации самых ответственных работ колхозное руководство включало потенциал колхоз- ного двора, опиралось на традиционную, прочную и отнюдь на «виртуаль- ную» социальную единицу. В рамках бригадно-звеньевой организации труда практиковалась, кроме прочего, индивидуальная организация работ, при которой каждый колхозник получал конкретное задание и самостоятельно его выполнял. К индивидуальной организации труда прибегали как к средству максималь- но учесть вклад каждого, материально заинтересовать работника. Индиви- дуальную разбивку работы производили в авральных ситуациях, когда об- наруживалось, что выполнение какого-то дела находится на грани срыва. 74 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 45 об. 75 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 44. 76 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 14 об. 24 Как правило, индивидуальная организация труда сочеталась со сдельной оплатой. Нередко в индивидуальном порядке организовывался сенокос. В колхозе «Путь Ленина» правление предложило в июле 1946 г. косцам «ра- зойтись по одному на косьбу».77 В 1947 правлением было предписано про- изводить косьбу «только индивидуальным способом». Бригадиры должны были ежедневно учитывать сделанную каждым косцом работу.78 Правле- ние колхоза «Передовик» в 1948 г. приняло решение: «Поручить счетово- ду колхоза разбить план покоса на каждого колхозника индивидуально».79 Одна из колхозниц на общем собрании предлагала: «Уборку зерно- вых разбейте на каждого работоспособного. Я свой участок уберу вовре- мя».80 Другой колхозник призывал на уборке урожая «работы производить только индивидуально».81 В июле 1946 г. в одной из бригад колхоза «Путь Ленина» на грани срыва находилась уборка зерновых. Выездное заседание правления обяза- ло бригадира «разбить посевы на индивидуальные рабочие участки и в трехдневный срок сжать озимые».82 Осенью 1956 г. в колхозе им. Сталина находилось на грани срыва теребление льна. Правление приняло решение в срочном порядке «произвести индивидуальную разбивку площадей льна по количеству рабочих в бригадах».83 77 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 17 об. 78 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 33. 79 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 16. 80 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 52. 81 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 66 об. 82 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 19 об., 22 об. 83 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 47 об. 25 Для выполнения полученного в 1948 г. колхозом «Передовик» плана сбора семян дикорастущего клевера в количестве 360 кг каждый колхоз- ник должен был собрать не менее 4–5 кг. За каждый сданный в колхозную кладовую килограмм семян клевера колхозник получал 5 кг зерна.84 Кол- хозницы индивидуально пряли лен, изготовляли полотно, шили мешки, получая за это трудодни в зависимости от выработки.85 Индивидуально валялся войлок. Трудодни начислялись в соответствии с количеством сданного каждым колхозником, занимавшимся этим, войлока. Индивиду- ально (по крайней мере, официально) производился весь цикл работ по из- готовлению штукатурной драни.86 Индивидуально изготавливались граб- ли.87 В период формирования колхозной организации труда бригадиры нередко давали наряды на работу, обходя все дворы колхозников. Впо- следствии с помощью специального сигнала колхозников одной бригады стали созывать в определенном месте, где и осуществлялась разнарядка.88 Существенное значение для организации труда, управления колхо- зом имел его размер, территориально-производственная структура. Чрез- мерное увеличение размеров колхоза при недостатке техники, отсутствии средств оперативной связи делало снижало его управляемость, не позво- ляло превратить его в единый хозяйственный организм. До начала 50-х гг. еще возможно было ставить вопрос о разделе чрезмерно больших, по меркам того времени и тех условий, колхозов. Та- кой раздел, в частности, произошел в колхозе «Путь Ленина». В послево- енный период до 1947 г. в колхоз включал шесть деревень — Лашутино (центр хозяйства), Мякишево, Вильица, Ровный Бор, Чихачи и Дудкино. В 84 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 19. 85 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 3 об., 7–7 об. 86 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 2. 87 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 14–14 об. 88 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 45. 26 колхозе состояло 97 семей колхозников. На общем собрании в феврале 1947 г. председатель колхоза доложил о трудностях управления колхозом, основными причинами чего назвал «разбросанность земельного массива колхоза и отдаленность бригады от бригады». «Тем самым, — подытожил председатель, — падает дисциплина в колхозе и [имеет место] неуспешное выполнение данных работ — в отдаленности от руководства». После об- суждения вопроса колхозники единогласно приняли решение ходатайст- вовать перед вышестоящими органами о необходимости разделить хозяй- ство на два самостоятельных колхоза «для улучшения жизни в колхозе и повышении колхозной деятельности». В один колхоз, по предложению со- брания, должны были объединиться дд. Лашутино и Мякишево, в другой — дд. Вельица, Ровный Бор, Чихачи и Дудкино.89 По решению облиспол- кома раздел был произведен. Были разделены земельные и сенокосные угодья, семенной материал, постройки, кузницы и кузнечный инвентарь, сельскохозяйственные машины и механизмы, транспорт, лошади, колхоз- ное стадо КРС, свиней, овец др.90 Возможен был переход отдельных бригад из одного колхоза в дру- гой. Так, в 1950 г. члены одной из бригад сельхозартели «Путь Ленина» обратились к руководству колхоза и районным властям с просьбой выде- лить их из этого хозяйства и присоединить к колхозу «Пушкино», в состав которого их бригада входила еще в довоенный период. Члены бригады мотивировали переход желанием «своей семьей попасть вновь в старую свою семью». Руководство колхоза «Путь Ленина» не хотело отпускать бригаду, так как на ее территории находились необходимые для всего хо- зяйства сенокосные угодья и залежи. Под влиянием районного начальства было принято решение о переходе бригады в другой колхоз.91 89 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 5 об. 90 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 32, л. 4 об.–7 об. 91 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 37, л. 1–2. 27 В 1950 г. повсеместно происходило укрупнение колхозов. Этот про- цесс затронул и Глубоковский с/с. Так, на основании решения исполкома Опочецкого районного Совета от 4 июля 1950 г. № 451 сельхозартели «Путь Ленина», «Передовик» и «Заря» (последняя была расположена на территории соседнего с Глубоковским Полевского с/с) объединены в одну крупную сельхозартель, названную «Путь Ленина», с хозяйственным цен- тром в д. Лашутино. Учет и оплата труда колхозников. Трудовой вклад колхозника, как и повсюду, измерялся трудоднями. При этом колхозам необходимо было определить принципы начисления трудодней, оценить в этой единице измерения различные типы работ. Так, на одном из первых заседаний членов правления восстановлен- ного колхоза «Передовик», посвященном «проработке норм выработки», были определены следующие нормы.92 За 1 месяц работы: председателю колхоза начислять 40 трудодней бригадиру — 35 счетоводу — 35 кладовщику — 25 За 1 день работы: пастуху начислять 1 трудодень животноводу — 0,5 трудодня. 92 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 10. 28 Объездчику за одну ночь работы полагалось 0,75 трудодня. Письмо- носцу за одну ходку начислялось 0,5 трудодня. Доярке за 10 литров надо- енного молока записывалось 0,12 трудодня. На полевых работах в колхозе «Передовик» были установлены сле- дующие пропорции: Сев 2 га гороха — 1 трудодень Сев 2 га ячменя — 1 Сев льна 1 га льна — 1 Посадка 1 га картофеля — 8 Копка 0,04 га картофеля — 1,50 Разъездка 0,30 га картофеля — 2 Возка 100 мер картофеля — 3 Вспашка 0,3 га целины — 1 Веяние 3 ц гороха вручную — 1,5 Веяние 5 ц гороха с применением машины — 1,50 Молотьба 1 ц гороха с применением машины — 5 Молотьба 1 ц гороха вручную — 5 Молотьба 1 ц овса вручную — 4.93 Таким образом, оценка труда различных категорий колхозников осуществлялась по-разному. Выработку руководящего звена трудно было учесть в конкретных единицах. Его представителям — в зависимости от должности — месяц работы оценивался в определенном количестве тру- додней. В отношении пастухов, животноводов и др. учитывался каждый отработанный день (или ночь, как в случае с объездчиком), который — в зависимости от уровня ответственности и сложности трудовых обязанно- стей — оценивался в той или иной доле трудодня. Дояркам трудодни на- 93 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 14. 29 числялись сдельно — в зависимости от надоенного молока. Сдельщина преобладала и в полеводстве. В отношении одного работника возможно было применение сме- шанных принципов оплаты труда. Так, курятнице в колхозе «Передовик» начислялось постоянное небольшое количество трудодней в месяц «за всех курят», и в дополнение к этому — в зависимости от выработки — за выводку цыплят и за яйценоскость.94 Однако непосредственные руководители — бригадиры, звеньевые — не всегда тщательно учитывали все работы колхозников, степень их трудового участия в колхозных делах. Так, одна из колхозниц колхоза «Передовик» сетовала на общем собрании: «Колхозникам отбили интерес на работу. Бригадир не все наряды записывает».95 Колхозники нередко жаловались на неправильное начисление трудодней.96 Трудодни оплачивались, по большей части, натуральной оплатой — зерном, сеном, картофелем и др. Основная часть выплат происходила в конце сельскохозяйственного сезона. В особых случаях по заявлению кол- хозника правление могло выдать часть натуроплаты авансом.97 В сельхозартели «Путь Ленина» в 1957 г. по трудодням распредели- ли 10% от заготовленных грубых кормов: каждый колхозник получил на трудодень по 250 г сена и 250 г соломы.98 94 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 16 об. 95 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 18. 96 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 56 об. 97 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 31. 98 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 9 об. 30 По мере укрепления экономики колхозов авансирование станови- лось регулярным, выплачивалось в денежной форме. Так, общее собрание колхоза им. Сталина приняло решение ввести с 1 января 1956 г. ежемесяч- ное авансирование в размере 50 коп. на общий трудодень и 75 коп. на тру- доднях, заработанных в животноводческой отрасли.99 Работающим на колхозном сенокосе выделяли определенную долю заготовленного сена для личных нужд. В колхозе «Путь Ленина» косцам выделяли по 10% сена с выкошенной площади.100 В колхозе им. Сталина за косьбу на удаленных сенокосных участках (в Кудеверском районе) кос- цам выделяли по 20% от заготовленного сена, а на своих колхозных участ- ках — по 15%. Кроме того, для косцов, работающих в других районах, ор- ганизовывалось общественное питание, для чего из фондов колхоза выде- лялось мясо и постное масло.101 При косьбе клевера выделяли 10% от на- кошенного.102 Косьбу для выплаты косцам и на общие трудодни осуществ- ляли после окончания косьбы на колхоз.103 В колхозе «Путь Ленина» работающим на копке колхозного карто- феля выдавали по 10% от накопанного ими.104 Некоторые виды работ оплачивались сдельно деньгами. Денежная оплата практиковалась обычно на льноводческих работах, так как загото- вители расплачивалась с колхозом за лен, как правило, деньгами.105 Наря- ду с «общими» трудоднями существовали так называемые «льняные» тру- додни с особой, повышенной оплатой.106 99 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 61. 100 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 17 об. 101 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 38 об. , 40 об.; ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 5 об. 102 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 42 об. 103 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 43 об., 48. 104 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 9. 105 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 44. 106 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 48. 31 Льнозаготовители рассчитывались с колхозами за лен также и зер- ном. Колхоз им Сталина в 1956 г. принял решение полученное за сдачу льна зерно перевести в счет обязательных государственных хлебопоставок и в счет натуральной оплаты за услуги МТС, а зерно своего урожая рас- пределить по трудодням.107 Специалисты (механики, агрономы и др.) помимо натуральной опла- ты по трудодням получали также постоянный гарантированный денежный заработок.108 Хорошо работающим колхозникам в случае их болезни по решению правления начислялись трудодни в размере 50% среднего заработка. В не- которых колхозах лучшим работникам предоставлялись оплачиваемые от- пуска.109 Отпуск давали по особым просьбам в виду острой домашней на- добности (например, необходимости перекрыть крышу дома).110 Беременным женщинам предоставлялся отпуск — 56 дней до родов и 56 дней после с сохранением 50% среднего заработка.111 107 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 48. 108 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 16 об. 109 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 110 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 27. 111 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 32 Широко практиковалось премирование лучших колхозников.112 Как правило, премии была натуральные. Так, в 1956 г. правлением колхоза им. Сталина было принято решение выделить колхозному кузнецу за хорошую работу по одному возу сена от каждой бригады; телятницам, свинаркам и гусятницам в качестве премии были выданы бараны, поросята, телка.113 На общем собрании колхоза предлагалось шире использовать следующие ви- ды поощрения лучших колхозников — предоставление приоритета при «поочередной обработке приусадебных участков, в обеспечении топли- вом, тяглом, кормами для личного скота, отправка членов семей за счет колхоза на лечение, на отдых и другим личным надобностям».114 В 50-е гг. система оплаты по трудодням совершенствовалась, вводи- лись разнообразные доплаты за выработку продукции. 112 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 113 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 49, 52. 114 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 58 об. 33 Так, в колхозе «Путь Ленина» свинаркам была установлена допол- нительная натуральная оплата мясом за каждый опорос свиноматки. До- полнительная оплата устанавливалась также для свинарок, работающих на откорме — за достижение свиньями определенного откормочного веса. Руководителям и специалистам дополнительная оплата начислялась за ка- ждую сданную в заготконтору откормленную свинью. Дояркам в этой сельхозартели выдавали 4% от надоенного молока в случае невыполнения плана и 6% — при выполнении. Определялись особые натуральные и де- нежные доплаты за сохранность молока, за каждую осемененную корову. Специалистам и бригадирам животноводческих бригад устанавливалась дополнительная оплата в размере средней дополнительной оплаты, полу- ченной одной дояркой. Дополнительная оплата — в зависимости от выра- ботки — назначалась также телятницам, овчарам, птичницам, гусятни- цам.115 Однако несмотря на постепенное совершенствование системы учета и оплаты труда в колхозах, вознаграждение колхозников, в целом, остава- лось низким, не формирующим, как правило, достаточных материальных стимулов для интенсивной и качественной работы. Трудодень слишком мало «стоил». 115 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 11. 34 В колхозе «Путь Ленина» в первые послевоенные годы на трудодень приходилось по 250 г зерна.116 В колхозе им. Сталина по итогам 1955 г. колхозникам на трудодень выдали по 500 г. зерна и по 93 коп.117 Колхоз- ница этой сельхозартели говорила на общем собрании, что «дела в колхозе плохи лишь потому, что колхозники в течение 10 лет ничего не получали. Работать даром никто не хочет. Бывший председатель колхоза работу раз- валил, до него три председателя колхоз пропивали».118 Проблема трудовых ресурсов. Борьба колхоза с невыходами на работу и отходничеством. Руководство колхоза, сталкиваясь с проблемой нехватки рабочих рук, добивалось, чтобы на работу выходили все трудоспособные члены семей колхозников, что соответствовало принципу посемейного членства в колхозе. Так, в апреле 1945 г. правление колхоза «Передовик» постано- вило: «Выходить на работу членам семьи Архипова Егора. За невыход на работу будут приняты меры — передача в следственные органы вла- сти».119 116 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 12 об. 117 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 56 об.; 57. 118 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 55 об.; см. также: ф. 614, оп.1, д. 32, л. 2 об. 119 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 9, 13–13 об. 35 К колхозной работе привлекались также престарелые члены колхоз- ных семей, подростки. Председатель колхоза «Передовик» в 1948 г. гово- рил на заседании правления: «Такие колхозники, как Афанасьева М., ссы- лаются на то, что мы мол престарелые и больные. Но можно же найти ра- боту посильную: вить веревки, делать грабли и т.д.».120 Одни из бригади- ров докладывал на заседании правления колхоза «Передовик»: «Архипову Е. был дан наряд делать грабли как посильной работы, но он этого наряда не выполнил».121 Председатель сельсовета на общем собрании колхозни- ков говорил, «колхоз можно поднять исключительно в таком случае, когда будут работать все старые и молодые. По способности можно найти каж- дому работу».122 Правление колхоза «Путь Ленина» обязала одного из колхозников «вырабатывать дневную норму как престарелому 0,25 га се- нокоса на отдельном участке».123 На прополку обязывали выходить всех, в том числе — «подростков, школьников и стариков» Для привлечения в общественное производство женщин колхозы создавали детские ясли, сады, площадки.124 Случаи отказов от нарядов, невыход не были редкостью. В 1948 г. один из бригадиров колхоза «Передовик» жаловался: «В моей бригаде ин- вентарь отремонтирован весь, только плохо, тем, что плохой выход на ра- боту, никаких мер и ответственности перед собой не понимают».125 120 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 7–7 об. 121 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 8 об. 122 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 42 об. 123 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 18. 124 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 125 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 7–7 об. 36 Частой причиной невыходов, отказов от нарядов была занятость в личном хозяйстве.126 В июле 1946 г. из членов сельхозартели «Путь Лени- на» была исключена одна из колхозниц за то, что не выходила на работу, не выполняла нарядов бригадира и во время колхозной жатвы «занялась жатвой ржи на личном огороде».127 Бригадир этого колхоза в 1957 г. объ- яснял слабость трудовой дисциплины тем, что «все вовлеклись в личное хозяйство».128 Обычным наказанием за невыходы на работу было «срезание» тру- додней, уменьшение приусадебного участка, исключение из членов колхо- за, в некоторых случаях дело передавалось в суд.129 1 июля 1945 г. правление колхоза «Передовик» принимает решение: «... привлечь всех трудоспособных к работе, имеющихся при колхозе, не подразделяя семейного положения, за неподчинение данных нарядов, не- выход на работу, принять меры согласно Устава сельхозартели, вплоть до судебной ответственности, и данный приусадебный участок отбирать до нормы 0,15 га».130 В каждом колхозе был установлен закрепленный в его Уставе мини- мум трудодней, который должен был выработать каждый колхозник в те- чение года. Для разных половозрастных групп колхозников минимум был различен. Так, в колхозе им. Сталина в 1956 г. были установлены следую- щие минимумы: для трудоспособных мужчин — 300 трудодней в год для трудоспособных женщин — 225 для женщин-одиночек — 200 126 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 13. 127 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 22–22 об. 128 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 22 об. 129 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 12 об., 22; д. 3, л. 8, 9, 18–18 об.; д. 12, л. 12; д. 28, л. 19 об. 130 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 13–13 об. 37 для женщин, имеющих детей от 1 года до 4 лет — 80 для женщин, имеющих детей от 4 до 7 лет — 150 для престарелых мужчин 60–65 лет — 100 для престарелых мужчин 65–70 лет — 80 для престарелых женщин 55–60 лет — 100 для мальчиков-подростков — 80 для девочек-подростков — 60.131 При этом отработка трудодней должна была быть распределена в течение года в определенной пропорции — в зависимости от сезона. Так, в том же колхозе им. Сталина отработка минимума распределялась так: в I квартале необходимо было отработать 15% минимума во II — 30% в III — 35 % в IV — 20% Таким образом, большая часть трудодней должна была быть отрабо- тана в теплое время года — в период основных полевых работ.132 Однако нередко колхозники не вырабатывали минимума. Основные причины этого — низкая, по большей части натуральная, оплата труда в колхозе, занятость в личном хозяйстве, отход на производство. На общем собрании колхоза «Путь Ленина» руководители артели констатировали, что колхозники больше внимания уделяют своим хозяй- ствам, чем работе в колхозе.133 Периодически на общих собраниях и заседаниях правления рассмат- ривали личные дела тех, кто не вырабатывал минимума. 131 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 132 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 133 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 15. 38 Колхозница Романова Дарья из колхоза «Передовик», отвечая на во- прос о причинах невыполнения минимума, ответила: «Я не выработала минимума трудодней, так как у меня четверо нетрудоспособных и матери- альное положение плохое».134 Женщины-колхозницы на общем собрании сетовали: «Последние домохозяйки не могут разом со всеми выйти на ра- боту»; «Как же может выходить на работу последняя женщина [в семье], у которой есть маленький ребенок». Другая, однако, возражала им: «Почему такая женщина не смогла взяться прясть в колхоз на мешки или же ткать на мешки».135 Подводя итоги работы за 1948 г., общее собрание колхоза «Передо- вик» констатировало, что значительное количество колхозников «продол- жают нарушать трудовую дисциплину» — шесть человек не выработало минимума трудодней, около десяти человек «недобросовестно относятся к общественной работе», некоторые самовольно ушли на заработки. Общее собрание установило минимум в 350 трудодней и просило районные вла- сти посодействовать в возвращении отходников.136 В колхозе им. Сталина в 1955 г. минимума не выработало 24 члена сельхозартели.137 За невыработку минимума наказывали, в частности, увеличением налога на личное хозяйство.138 В связи с низкой и почти исключительно натуральной оплатой труда в колхозе, ограниченностью личного подсобного хозяйства, многие жите- ли деревни вынуждены были ходить в отход — работать на государствен- ных предприятиях в городе или селе. Работая на заводах, в учреждениях, они стремились тем не менее сохранить за собой членство в колхозе, даю- щее право на приусадебный участок. Тем самым они ориентировались на 134 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 14–14 об. 135 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 42 об.; 52. 136 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 30 об. 137 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 58. 138 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 17. 39 традиционную модель большинства крестьянских хозяйств Нечернозем- ной полосы вообще, и Псковщины, в частности, характеризующуюся соче- танием сельскохозяйственной деятельности с отходом на заработки.. Руководство колхоза и многие колхозники из-за недостатка рабочих рук на колхозных полях и фермах, как могли, боролись с отходничеством, иногда превышая свои полномочия. Колхоз задерживал отходников невы- дачей обязательных справок, дающих право на работу вне колхоза. Отход- никам урезали приусадебный участок (одно из основных средств борьбы), лишали права выпаса вообще или вводили высокую плату, лишали сено- коса, ограничивали право использования колхозных лошадей, вводили вы- сокую оплату за заготовку дров в колхозных лесах.139 Периодически принимались решения вернуть отходников в колхоз. Так, например, в 1948 г. общее собрание колхоза «Передовик» приняло решение вернуть большинство колхозников-отходников, работающих без справок колхоза на Глубоковском спиртзаводе и лесничестве, в Латвии. К нарушителям обещали принять меры на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР о трудовой дисциплине в колхозах от 2 июля 1948 г. Некоторым, однако, разрешили работать вне колхоза.140 139 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 61. 140 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 14–14 об.; д. 9, л. 14 об. 40 Колхоз пытался вернуть отходников в колхоз, угрожая их семьям, оставшимся в колхозе, исключением со всеми последующими за этим санкциями, связанными с ограничениями личного подсобного хозяйст- ва.141 В 1948 г. правление колхоза «Передовик» «предложило» отходни- кам, работающим на производстве, «перейти в колхоз работать», в про- тивном случае оно брало на себя право исключить из колхоза их семьи.142 (случаи исключения из колхоза отходников и членов их семей приведены выше — в сюжете о посемейном членстве в колхозе). Одним из самых притягательных мест отхода для колхозников Глу- боковского сельсовета был Глубоковский спиртзавод. Некоторым колхоз- никам колхозы давали справки и отпускали — особенно на торфоразра- ботки, ведущиеся спиртзаводом, в которых окружающие колхозы, по- видимому, тоже были заинтересованы.143 Однако поток желающих был шире. Многие устраивались на работу без разрешения колхоза. Правление колхоза «Передовик» в 1949 г. в ответ на просьбу спиртзавода выделить человека на торфоразработки принял решение: «В выделении человека из колхоза на торфоразработки отказать в виду неимения рабочей силы и по причине того, что наши члены колхоза работаю в Глубоковском спиртза- воде без колхозных справок. Несмотря на то, что на основании Указа Пре- зидиума Верховного Совета СССР эти люди должны быть возвращены в колхоз».144 141 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 4–4 об. 142 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 15 об. 143 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 8 об. 144 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 1. 41 Отходников притягивали также строящаяся на р. Великой Шильская ГЭС и лесхоз. В 1948 г. правление колхоза «Передовик» просило Глубо- ковский сельский исполком обязать Глубоковский лесхозный участок вер- нуть «лиц, принадлежащих колхозу «Передовик» [далее следуют 3 фами- лии, все — женщины. — И.В.]».145 Очень характерная оговорка в отношении колхозников — «принад- лежащие колхозу» — ярко выявляет притязание колхозов на установление зависимого, почти крепостного положения колхозников с полным контро- лем над передвижением и запретом смены места работы. Однако это при- тязание далеко не всегда успешно реализовывалось, так как предприятия, центральные и местные органы власти были, кроме прочего, заинтересо- ваны в притоке рабочей силы из колхозов на производство. Поэтому поли- тика в отношении отходников носила, в целом, двойственный характер.146 Правление колхоза им. Сталина при принятии в 1956 г. решения об ограничении пользования колхозными льготами тех хозяйств, главы семей которых ушли в отход на заработки, вызвало на заседание отходников, чтобы призвать их вернуться в колхоз. Самим отходникам также было предоставлено слово. В своих речах они выдвигали различные аргументы в объяснение своего отходничества, а некоторые излагали условия своего возвращения в колхоз. Один из отходников, жена которого осталась работать в колхозе, заявил, что не ушел бы из колхоза, если бы его не притесняло прежнее правление. Он выразил готовность вернуться в колхоз, если ему предоста- вят работу по приобретенной им специальности водителя автомобиля. Другой отходник считал, что вызвали не всех, кого следовало бы вызвать: «Есть много у нас таких семей, где трое работают на производстве, а один 145 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 15 об. 146 См. об этом также: Фитцпатрик Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Со- ветской деревни в 30-е годы: деревня. М., 2001. С. 186–195. 42 человек в колхозе». Эти, по его мнению, «лжеколхозники... держатся за участок, сенокос и выпас». Сам он на тот момент отказался работать в колхозе, хотя при определенных условиях готов был вернуться: «Вот ко- гда колхозники на трудодни будут что-то получать, тогда я вернусь, но не раньше, как через год. Специальность у меня есть, я — садовод». Сле- дующий выступающий также не отказывался категорически: «Я от колхоза никогда не отказывался. Колхоз послал меня работать лесником, им я и работаю. Я не гарантирован, что завтра меня могут снять — конечно, кро- ме колхоза, у меня другой дороги нет. Сейчас в свободное время я поста- раюсь помочь колхозу... Колхоз можно поднять, если все включаться в эту работу». Очередной выступающий, работающий на взрывных работах на строительстве Шильской ГЭС на р. Великой согласился через несколько месяцев, после окончания работ, вернуться в колхоз. При этом просил его «пока не трогать» и не лишать права выпаса, сенокоса и огородного участ- ка. Следующий выступающий объяснял свое неучастие в колхозной жизни болезнями и необходимостью заработать пенсию. При этом он нашел воз- можным поторговаться с колхозом: «Вот если колхоз выдаст мне путевку подлечиться, тогда я вернусь в колхоз». Невыход на колхозную работу сына выступающий объяснял необходимостью подготовки к поступлению в институт. Тем не менее, стремясь смягчить ситуацию, он признавал вину своей семьи, заключающуюся в невыработке его женой положенного ми- нимума трудодней. Другой выступающий так объяснял свой выбор в поль- зу отхода: «Если я пойду в колхоз, то я не прокормлю своей семьи. Слов нет, что свое хозяйство на колхозной земле помогает мне иметь необходи- мое пропитание. Однако сейчас, когда мне на Шильской платят 200 руб- лей, а в колхозе ничего, я в колхоз не пойду. Дальше дело будет виднее». Один из отходников, утомленный двойственностью своего положения, принял окончательное решение в пользу колхоза: «Сейчас я работаю груз- 43 чиком. Болтаться на два дома мне надоело. С 1 сентября 1956 г. даю слово правлению вернуться в колхоз».147 Таким образом, большинство отходников, находясь, с одной сторо- ны, в зависимости от колхоза в отношении права пользования приусадеб- ными участками, сенокосами и выпасом, с другой стороны — неуверенные в устойчивости своих рабочих мест вне колхоза, высказывались осторож- но, стремясь не разорвать окончательно связей с колхозом, не рассориться с руководством. 147 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 9–13. 44 Лишь трое выступающих высказались более или менее категорично против возвращения на колхозные работы. Вероятно, они по тем или иным причинам были более уверенны в своем настоящем положении и статусе. Так, заведующий местным магазином, вызванный на заседание правления, заявил: «Я работаю завмагом и обслуживаю колхоз, в котором проживаю, на эту работу отпущен колхозом. Жена работает в колхозе, летом работает сын-подросток. До тех пор, пока мне эту работу доверяют, я в колхоз не пойду». Другой отказник говорил о несправедливостях, допущенных в от- ношении его: «В колхоз возвращаться не буду. Колхоз по-хамски со мной обращался. Подряд пять лет посылался в Нелидово [на лесозаготовки], колхоз ничем не помог. Причиной ухода послужили личные счеты с Фе- доровым [очевидно, бывший бригадир или председатель], который всяче- ски меня притеснял». Он был внутренне готов к возможным санкциям: «Если у вас есть право урезать мой участок — дело ваше». Один из отход- ников готов был подчиниться официальному государственному распоря- жению, но добровольно, следуя уговорам руководства колхоза, возвра- щаться к колхозным работам не собирался: «Куда правительство прика- жет, туда я и пойду. Если есть у вас сила вернуться меня в колхоз, я пойду. А если нет у вас таких прав, то по согласию в колхоз не пойду. Сейчас я работаю рабочим в дорожном отделе, и это меня устраивает».148 Один из членов правления предложил дать отходникам время на раздумье и окончательный выбор, после чего поступить в отношении них жестко: «Не хотят работать в колхозе и не бросают совсем колхоз. Надо этому положить конец. Ушел на производство — забирай семью. Колхоз — не ширма, а артельное хозяйство. Сейчас мы обязаны дать этим колхоз- ником подумать, и потом уже решить о них вопрос в отношении ограни- чения их приусадебными участками, выпаса и сенокоса и вообще пребы- 148 Там же. 45 вание этих семей в колхозе». Постановление правления полностью соот- ветствует изложенному предложению.149 Принять меры в отношении отходников требовали и рядовые кол- хозники, которые сами не ходили на заработки. Так, одна из колхозниц на общем собрании сельхозартели им. Сталина именно отходников обвинила в упадке колхоза: «Во многом нам мешают налаживать колхозную дисци- плину отходники, сбежавшие самовольно с колхоза на производство, бла- годаря которых колхоз пошел под откос. В колхозе стало некому работать, только на Шильскую ГЭС ушло 42 человека. Уж если надо строить ГЭС, то строить ее не одним нашим колхозом, а путем организованного выде- ления людей на стройку».150 Наказывали также за самовольный уход в город (в частности в Опочку) по личным надобностям.151 Бригадирам запрещалось самовольно, без санкции председателя колхоза отпускать колхозников «на сторону».152 Управление колхозом. По уставам, высшим органом сельхозартели было общее собрание. В некоторых колхозах общее собрание заменялось собранием представите- лей (уполномоченных) бригад. Такое решение, в частности, было принято в 1956 г. в колхозе им. Сталина. Уполномоченные, выбранные бригадны- ми собраниями сроком на один год, составляли колхозное собрание. Известны случаи «срезания» трудодней за неявку на общее собра- ние.153 149 Там же. Л. 13. 150 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 55 об.–56. 151 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 12 об., 22; ф. 613, оп. , д. 67, л. 46. 152 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 53 об. 153 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 4. 46 Были также собрания по бригадам. В колхозе им. Сталина бригад- ные собрания проводились ежемесячно.154 Бригадное собрание могло, в частности, решить вопрос о снятии и избрании бригадира. Так, бригадное собрание бригады № 4 д. Мякишево (колхоз «Путь Ленина») сняло брига- дира за то, что тот не справился с работой и избрало другого.155 На кол- хозных собраниях решались различные производственные вопросы.156 Председателя колхоза выбирали обычно на общих собраниях, бри- гадиров — на общем собрании или на собрании бригады. Но были также случаи выборов председателя и бригадиров правлением колхоза.157 Однако зачастую районные власти навязывали колхозникам тех или иных председателей. Один из членов правления колхоза им. Сталина на общем собрании обвинил в развале колхоза районные власти, которые «навязывали колхозникам неугодных руководителей, пьяниц..., покрывали их ошибки, нянчились и колхоз довели до ручки».158 Нередки были случаи злоупотреблений со стороны председателей. Некоторые из них самовольно, для личного потребления использовали колхозные денежные и продуктовые фонды. Так, председатель колхоза «Путь Ленина» отличился тем, что незаконно взял из колхозной кассы 420 руб. денег, из колхозных кладовых — 44 кг зерна и 10 кг меда.159 154 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 54 об. 155 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 24. 156 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 13 об. 157 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 22; д. 3, л. 2. 158 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 55 об.–56. 159 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 12 об. 47 Членов правления колхоза выбирали на общем собрании. В правле- ние входили обычно председатель колхоза, бригадиры, председатель реви- зионной комиссии, специалисты. На общем собрании или на заседании правления, кроме того, выбирали колхозников на различные ответствен- ные должности. Так, в колхозе «Передовик» в 1944–45 гг. конюха, живот- новода, письмоносца выбирали на заседании правления, скотницу, сторо- жа — на общем собрании.160 Для проверки финансово-хозяйственной деятельности колхоза, от- ветственных лиц избиралась ревизионная комиссия во главе с председате- лем. Взысканию мог подвергнуться и председатель колхоза, если выявля- лась его нечестность, допущенные растраты. Так, правлением колхоза «Передовик» после соответствующей проверки было принято решение взыскать с председателя колхоза 35 руб. за «незаконно оплаченные счета на путевые расходы, т.е. выданные деньги из кассы колхоза на проезд от колхоза до г. Опочка».161 160 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 22–22 об.; д. 3, л. 1. 161 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 21 об. 48 В официальных колхозных структурах нередки были проявления клановости, кумовства, дружества. В 1948 г. правление колхоза «Передо- вик» вынуждено было принять решение, являвшееся на деле скорее всего лишь благим пожеланием: «Не допускать свойства в подотчетных ли- цах».162 В 1956 г. общее собрание колхозников сельхозартели им. Сталина констатировало: «Бригадиры колхозных бригад имеют тенденцию пани- братского отношения к нерадивым колхозникам, не отделились от свойст- ва и дружелюбия...».163 Председатель колхоза «Путь Ленина» констатиро- вал: «Расшаталась дисциплина в колхозе. Бригадиры поддерживают свой- ство, не докладывают в правление о невыходах на работу и безобразиях некоторых колхозников».164 Один из колхозников этой артели жаловался на колхозном собрании, что его бригадир оказывает поддержку одним колхозникам в ущерб другим.165 Некоторым колхозникам не нравилось, что бригадир и сторож — из одной семьи.166 Личные хозяйства и их взаимоотношения с колхозом. 162 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 21 об. 163 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 58 об. 164 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 31. л. 4. 165 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 15 об. 166 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 11 об. 49 Судя по документам и сообщениям информантам, вся огородная земля колхозного двора располагалась при усадьбе. Нормы площади при- усадебных участок определялись в Уставах сельхозартелей (колхозов). Максимальный размер приусадебного участка колхозников составлял, как правило, 0,50 га. Всем, принятым в колхоз, сразу отмеряли 0,50 га приуса- дебного участка.167 За невыходы на колхозные работы, невыполнение на- рядов, невыработку трудодней приусадебный участок могли урезать. В Уставах подробно устанавливались все возможные случаи урезки участ- ков. При этом главный критерий при определении размера участка — сте- пень участия двора в колхозном производстве, наличие в их составе лиц, не работающих в колхозе. В ограниченном объеме применялись и иные критерии. Так, в 1956 г. в Устав колхоза им. Сталина были внесены изменения, в соответствии с которыми размер приусадебного участка колхозного дво- ра мог колебаться от 0,15 до 0,50 га. Уставом устанавливалось, что у се- мей колхозников, в которых имелись члены семьи, ушедшие из колхоза и проживающие на стороне или совместно с родными на территории колхо- за, размер приусадебного участка может колебаться от 0,15 до 0,50 га (конкретный размер в рамках определенного диапазона определялся каки- ми-то дополнительными критериями — возможно, и количеством едоков). За семьями престарелых, утративших в колхозе трудоспособность, «при- нимающих пассивное участие в общественных работах» и не имеющих при этом членов семьи, ушедших из колхоза, приусадебный участок со- храняется в размере 0,50 га. Такого же рода семьи престарелых, но имеющих членов, ушедших на сторону, могут быть наделены приусадеб- ным участком в размере от 0,15 до 0,50 га. При определении конкретного размера в рамках этого диапазона предполагалось учитывать «всех объек- 167 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 9 об., 12; д. 28, л. 2–3. 50 тивные данные этой семьи» (опять же, кроме прочего, возможно имеется в виду и количество едоков). За семьями престарелых, которые утратили свою трудоспособность вне колхоза, получающих государственную пен- сию и имеющих членов семьи, ушедших на сторону, приусадебный уча- сток определялся в размере 0,15 га с установлением права выпаса личного скота за плату (эти регламентации позволяют, в частности, сделать вывод, что в отношении престарелых колхозников, в прошлом активно работав- ших в колхозе, наделение приусадебным участком рассматривалось в ка- честве своего рода пенсии). За семьями, главы которых ушли из колхоза в отход, а остальные члены не вырабатывают минимума трудодней или во- все не принимают участия в колхозных работах, приусадебный участок за- крепляется в размере 0,06 га. При этом они лишаются права выпаса скота. В отношении колхозных дворов, члены которых не регулярно выполняют наряды бригадиров, имеют взыскания, замечены в отказах от работ прав- ление колхоза оставляло за собой право урезать надел земли до 0,25 га. В отношении единоличников этим Уставом компромиссы не допускались: «обрезать землю по углы, запретив право выпаса скота на колхозных по- лях».168 Таким образом, устанавливалась четкая корреляция между, с одной стороны, степенью текущего или прошлого участия двора в колхозном производстве и, с другой — размером приусадебного участка. В рамках диапазонов, определенных для каждой их выделенных по этому основно- му критерию категорий колхозных дворов, возможны были колебания с учетом других, дополнительных критериев. 168 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об.; см. также: ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 51 В 1956 г. в колхозе им. Сталина происходила урезка огородов в со- ответствии с принятыми критериями. Были приняты следующие решения с соответствующими мотивировками (табл. ...)169: Таблица... Урезки приусадебных участков и их мотивировки (колхоз им. Сталина, 1956 г.) № Колхозник Мотивировка урезки приуса- дебного участка Новый размер участка (га) Лишение выпаса 1 Федорова О. Мотивировка не указана 0,25 2 Алексеев Иван «сын и невестка без ведома колхоза ушли на производст- во» 0,25 3 Медведева Е. «за плохую работу в колхозе» 0,25 4 Петров Матвей «сам работает лесником, а же- на не принимает участия в кол- хозной работе» 0,25 5 Петрова Клавдия «сын на производстве» 0,35 6 Михайлова Александра «муж работает на производст- ве» 0,06 лишен выпаса 7 Алексеева Вера «плохое участие в работе кол- хоза и имеется 2 человека на производстве» 0,15 8 Степанова Алек- сандра «2 человека работает на произ- водстве» 0,35 9 Кузьмин Степан Мотивировка не указана 10 Лаврентьев Ва- силий «глава семьи работает на Шильской ГЭС» 0,06 11 Кононова Елена Мотивировка не указана 0,25 12 Беляев В. Мотивировка не указана 0,25 13 Николаева Ани- сья «в колхозе не работает и не живет» 0,25 14 Никифорова Фе- «никто не работает в колхозе, а 0,15 169 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 30–31. 52 досья дочь на производстве» 15 Махов Федор «дочь работает на Шильской ГЭС» 0,35 16 Сергеев Дмит- рий «сам работает на Шильской ГЭС» 0,15 17 Васильева Елена «сын работает на Шильской ГЭС» 0,25 18 Васильев Иван II «сын работает на Шильской ГЭС» 0,06 лишен выпаса 19 Егорова Вален- тина «за неучастие в работе колхо- за» 0,25 20 Трубкина Т Мотивировка не указана 0,25 21 Сергеева Марина Мотивировка не указана 0,25 22 Тимофеев Антон Мотивировка не указана 0,25 23 Андреева Елиза- вета Мотивировка не указана 0,25 24 Васильев Миха- ил Мотивировка не указана 0,06 лишен выпаса 25 Кузьмин Павел «сын и невестка нигде на рабо- тают» 0,35 26 Петров Иван Мотивировка не указана 0,35 27 Дмитриев Иван Мотивировка не указана 0,25 28 Яковлева Елиза- вета Мотивировка не указана 0,25 29 Александрова Ольга Мотивировка не указана 0,25 30 Павлов Гр. Мотивировка не указана 0,35 Характерно, что во многих случаев новые сокращенные размеры в случаях со сходными мотивировками различались. Очевидно, что здесь принимались во внимание другие, дополнительные критерии. Специалистам, обслуживающим колхоз и население — агрономам, учителям, фельдшерам, работникам сельсовета и др. — выделились не- большие приусадебные участки площадью 0,10–0,15 га.170 С целью контроля за размером приусадебных участков колхозников и неколхозников, проживающих на территории колхоза, создавались «ого- 53 родные комиссии» («комиссии по проверке усадеб»).171 Иногда проверкой усадебных участков занималась ревизионная комиссия колхоза.172 В 1949 г. комиссия по проверке усадеб колхоза «Передовик» принял решение установить размеры огорода 7 колхозникам. При этом размеры были разные: один огород — 0,30 га, три — по 0,25 га, два — по 0,20 га и один — 0,10 га (последнему колхознику с условием — «если будет рабо- тать в колхозе»).173 Некоторые колхозники стремились к расширению своего приуса- дебного участка. Были случаи захвата колхозниками колхозной земли. Так, решением членов правления колхоза «Передовик» в октябре 1945 г. у трех колхозников была урезана выдача на трудодни зерна на 32, 48 и 100 кг за то, что они «самовластно запахали колхозной земли к сво- ему огороду — о чем составлены акты». 174 В колхозе «Путь Ленина» один из колхозников «незаконно взял себе усадьбу». Правление угрожало в слу- чае повторения такого рода действия отдать дело в следственные орга- ны.175 Другого колхозника этой сельхозартели за «присвоение колхозной земли» отдали под суд. Бригадиру было приказано засеянную этим кол- хозником на захваченной у колхоза земле рожь сжать и отправить на кол- хозное гумно.176 170 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 27, 31. 171 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 14–14 об. 172 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 2–3. 173 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 12. 174 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 19 об–20. 175 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 1–2. 176 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 22 об. 54 По косвенным данным, можно предполагать, что применялся и та- кой способ увеличения размера приусадебной земли, как раздел двора. Так, правление колхоза им. Сталина в 1956 г. приняло решение объеди- нить усадьбы Федотова Алексея и Федотовой Марии (очевидно, что род- ственники) и «из [объединенной] усадьбы в 1,0 га оставить 0,50 га».177 В случае выбытия колхозника из членов колхоза и отъезда на другое место жительство, приусадебный участок отъезжающего переходил в об- щеколхозный фонд для дальнейшего перераспределения.178 На приусадебных огородах выращивали овощи, сеяли зерновые.179 Некоторые колхозники в послевоенный период держали одну корову на два хозяйства.180 Личный скот выпасали на специально отведенном колхозном паст- бище. Использование пастбища, выделенного колхозом под выпас личного скота, для колхозников, вырабатывающих минимум трудодней, было бес- платно. Для не вырабатывающих минимума устанавливалась довольно вы- сокая плата. Так, в колхозе им. Сталина плата составляла 350 руб., незави- симо от количества выпасаемого скота.181 Колхозы принимали молоко от личных коров колхозников, оплачи- вая за это деньгами (в 1944 г. — 1 руб. за 1 литр).182 Для сбора молока на- значались специальные носильщики или это делали по очереди.183 177 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 30–31. 178 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 67 об. 179 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 20. 180 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3. л. 21. 181 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 182 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 10. 183 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 23 об.; ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 24. 55 Сено для своих коров разрешалось косить после завершения колхоз- ного сенокоса. В колхозе «Путь Ленина» в 1947 г. было принято решение обеспечить личные хозяйством сеном «со второго укоса» и косить для этих целей всем колхозом, а затем делить в соответствии с выработанными трудоднями.184 В колхозе «Путь Ленина» члены одной из бригад, воспользовавшись попустительством бригадира, косила сено для своего скота на самовольно выбранных участках. После нажима со стороны правления колхоза бри- гадное собрание принимает решение: «никто не будет косить самовольно, если отдадут косить льнища».185 В 1957 г. на общем собрании этого колхо- за констатировалось, что в одной из бригад почти все колхозники само- вольно косят сено на колхозных угодьях. Было принято решение прове- рить сараи всех колхозников и незаконно накошенное сено вернуть в кол- хоз.186 Личные хозяйства обязаны были сдавать колхозу телят. Вопрос о «контрактации» телят у личных хозяйств неоднократно упоминается в колхозной документации. В январе 1948 г. правление колхоза «Передо- вик» постановило: «Колхозники, имеющие в личном пользовании корову, должны каждый законтрактовать теленка и сдать на ферму не ниже сред- ней упитанности по истечении трех месяцев. Сдачу теленка на ферму про- изводить в присутствии зоотехника. Развернуть социалистическое сорев- нование внутри бригад и каждого колхозника в отдельности, вызывая друг друга на социалистическое соревнование».187 По условиям контрактации, сдавать необходимо было теленка определенного возраста (обычно — шестимесячного).188 184 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 15. 185 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 6. 186 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 25 об.–26. 187 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 2; см. также: д. 28, л. 23; д. 30, л. 8. 188 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 28. 56 Полученные по контрактации телята использовались для пополне- ния колхозного поголовья коров, иногда — шли на мясо в счет выполне- ния обязательных госпоставок колхоза.189 За контрактованных телят кол- хоз рассчитывался деньгами, зерном и мясом.190 План по контрактации спускался сверху. Колхоз «Путь Ленина» в 1947 г. должен был законтрактовать 52 головы телят и 20 — ягнят.191 За отказ от контрактации колхоз принимал меры, заключающиеся в наложении ограничений на личное хозяйство. Так, в 1948 г. общее собра- ние членов колхоза «Передовик» постановило: «В виду того, что член кол- хоза Михайлова Евдокия не законтрактировала теленка, а зарезала, общее собрание колхозников постановило: с 12/IХ 1948 лишить пастьбы скота на колхозных выгонах и не выдавать сена, причитающееся на трудодни 1948 г.».192 В 1949 г. правление колхоза принимает решение: всех, кто не кон- трактирует своих телят, лишить бесплатного пользования пастбища для выпаса личного скота и для отказников установить плату в 200 руб., за случку коровы с колхозным быком брать с них по 50 руб. (для контрактан- тов — 10 руб.) и «срезать» количество кормов, причитающихся на трудо- дни.193 В колхозе «Путь Ленина» за случку коровы с колхозным быком с тех, кто не контрактирует телят, брали по 100 руб., для контрактантов эта услуга была бесплатной.194 Скот тех, кто не контрактировал телят, здесь не допускали на колхозное пастбище.195 Таким образом, «контракт» по сдаче телят колхозу не был добровольным, игнорирование его влекло за собой серьезные санкции. 189 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 1, 6, 11–12. 190 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 7–7 об.; д. 12, л. 13 об.; д. 28, л. 18. 191 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 28. 192 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 18–18 об. 193 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 13 об. 194 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 12 об. 195 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 29. 57 Колхоз однако не всегда вовремя рассчитывался за контрактованных телят. На одном из общих собраний членов колхоза «Передовик» 1948 г. колхозник Миронов Василий обвинил членов правления в том, что те не контрактуют своих телят.196 Кроме телят, колхоз контрактовал в хозяйствах колхозников ягнят. В колхозе «Передовик» в 1948 г. при закупке ягнят за каждый килограмм живого веса колхоз выделял хозяйству-контрактанту 15 кг зерна.197 Личные хозяйства обязаны были сдавать овощи в колхоз. Так, в кол- хозе «Передовик» была установлена норма — по 6 кг овощей с каждого колхозного двора.198 По-видимому, овощами, собранными с личных хо- зяйств, колхоз рассчитывался по своим обязательствам перед государст- вом. Некоторые колхозы в счет обязательных поставок молока государст- ву рассчитывались молоком, собранным с личных хозяйств. Кроме того, колхозам, по-видимому, было разрешено сдавать государству молоко вме- сто зерна (поскольку в документах эта акция мотивировалась возможно- стью в результате ее оставить большее количества произведенного зерна в колхозе). В 1956 г. правление колхоза им. Сталина приняло решение о сборе молока с подворий колхозников для сдачи его в счет госпоставок колхоза. За молоко руководство колхоза предполагало рассчитываться хлебом из расчета 1 кг зерна за 1 л молока, считая при этом, что «такое мероприятие выгодно как для колхоза, так и для колхозников».199 196 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 1–2 об. 197 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 20. 198 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 1, л. 19 об., 21. 199 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 5–5 об., 17, 23, 27, 44, 61 об. 58 В первые послевоенные годы на колхозных работах нередко в каче- стве тягловой силы, наряду с общественным скотом и лошадьми, исполь- зовались личные коровы колхозников.200 В апреле 1947 г. общее собрание колхоза «Путь Ленина» приняло решение: «Вывезти все удобрения на по- ля и отдать коров, имеющихся в личном пользовании, в колхоз на время весеннего сева на обработку полей. Чтоб обеспечить себя хлебом в буду- щей жизни. Примером должны послужить члены правления и бригадиры, первые обучить своих коров на обработку полей колхоза».201 Ежедневно каждая личная корова должна была отработать на колхозном севе по 2 ча- са.202 В сельхозартели «Передовик» при уборке колхозного урожая кол- хозники должны были использовать личные серпы. Однако их точение производилось централизовано.203 Личные хозяйства помогали колхозу в пополнении и обновлении семенного фонда. Так, в колхозе «Передовик», в деревнях которого издав- на был развит бондарный промысел, все мужчины должны были сделать по несколько кадок, вывезти их на базар, а вырученные деньги сдать на покупку семян и лошадей. За изготовление кадок бондарям начислялись трудодни с дифференциацией в зависимости от типа и размера кадки: кадка «с ногами» емкостью до 3-х ведер — 0,5 трудодня кадка «с ногами» емкостью 3–5 ведер — 0,75 кадка «с ногами» емкостью 5–7 ведер — 1,25 кадка «с ногами» емкостью 5–10 ведер — 1,5 кадка «с ногами» емкостью 10–15 ведер — 1,75 кадка «без ног» — 0,25. 204 200 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 5–6. 201 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 13. 202 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 13 об. 203 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 14–14 об. 204 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 1–2 об.; д. 9, л. 3. 59 Председатель хозяйства, оценивая значение продукции бондарей, констатировал, что «колхоз больше средств ниоткуда не имеет, чтобы ку- пить недостающее количество семян клевера, удобрений и инвентаря».205 В колхозе «Передовик» каждое дворохозяйство было обязано со- брать в пользу колхоза по 2 кг семян клевера.206 Личные хозяйства одалживали колхозу картофель (в том числе сор- товой) для посадки на колхозных полях. Колхоз давал обязательства вер- нуть после сбора урожая в двукратном размере.207 В 1946 г. в колхозе «Путь Ленина» было принято решение собрать «по колхозникам» 14,5 центнера «верхушек картофеля» для посадки на колхозных полях. Колхоз обязался вернуть картофель осенью в двукратном размере. Председатель колхоза, чтобы показать пример, сам сдал в колхоз 4 меры картофеля.208 В наказание за падеж, гибель колхозного скота колхозники иногда должны были отдать в колхоз свой скот. Так произошло, в частности, в 1947 г. с колхозницей артели «Путь Ленина», которая отдала своего бычка колхозу в качестве компенсации за гибель во время ее пастьбы колхозного теленка.209 Находясь по воле колхоза, как правило, в весьма стесненном поло- жении при заготовке кормов, личные хозяйства тем не менее нередко одалживали колхозу сено.210 В 1956 г. общее собрание колхоза им. Стали- на приняло решение: «Ввиду создавшегося тяжелого положения с корма- ми поручить правлению колхоза позаимствовать сена у колхозников с воз- вратом 10% надбавки».211 205 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 45 об. 206 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 16. 207 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 7–7 об.; д. 12, л. 52. 208 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 23, 24; д. 30, л. 5–5 об., 25. 209 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 15 об. 210 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 23 об. 211 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 64. 60 Личные подсобные хозяйства помогали колхозу в выполнении госу- дарственного плана по некоторым видам продукции. Так, например, кол- хоз «Передовик» в 1948 г. выполнил план по сдаче яиц государству только на 50%. Бригадир одной из бригад предложил на общем собрании: «На- счет выполнения яичек государству у нас не может быть разговору. Каж- дый колхозник, случивший корову, может вполне заплатить по 5 яичек для сдачи государству и в крайнем случае может колхоз может купить за кол- хозное молоко и выполнить яички». В результате было принято решение, что за случку личных коров с колхозным быком хозяева должны были от- дать колхозу 10 яиц и 5 рублей.212 В 1947 г. для выполнения плана по сдаче овощей государству прав- ление колхоза «Путь Ленина» приняло решение получить овощи из лич- ных хозяйств колхозников, обменяв их на колхозный турнепс. Было уста- новлено следующее соотношение: за 10 кг свеклы — 15 кг турнепса; за 10 кг капусты — 15 кг турнепса.213 212 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 18–18 об. 213 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 31. л. 5. 61 Колхозные поля удобрялись в значительной степени за счет частных подворий.214 В апреле 1948 г. правление колхоза «Передовик» принимает решение: «Обязать каждое хозяйство подкормить озимые фекалиями из своих дворов по 0,50 га, не менее. Остальную площадь подкармливать... из общественных дворов...».215 В 1949 г. общее собрание колхоза «Передо- вик» принимает решение: «Мы, колхозники, обязуемся вывезти на колхоз- ные поля со своих личных дворов не менее 300 возов навоза, собрать по 1,2 – 2 ц золы, по 15 кг птичьего помета».216 В 1956 г. правление колхоза им. Сталина приняло решение о вывозе с каждого двора на колхозные по- ля по 5 возов навоза и 100 кг золы. За предоставление колхозу удобрений колхозникам начислялось соответствующее количество трудодней.217 Навоз, птичий помет и золу свозили на колхозные поля и колхозни- ки сельхозартели «Путь Ленина». Бригадные собрания этого колхоза при- нимали решения «не весь имеющийся навоз вывозить на свои личные усадьбы; отдать имеющиеся излишки навоза от своих личных коров на по- ля в колхоз».218 Однако председатель хотел большего: «Отдать все удобре- ния на поля в колхоз для повышения урожая, отдать в колхоз максимум навоза от своих личных коров, собрать всю золу и полностью фекалий».219 За 10 возов навоза колхозникам выдавалось по 5 пудов ржаной соломы.220 214 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 2; д. 12, л. 45 об. 215 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 11–12. 216 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 39–40 об. 217 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 2 об., 22; ф. 614, оп. 1, д.. 30, л. 28. 218 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 24; д. 30, л. 8.. 219 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 13. 220 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 31; д. 31, л. 3. 62 Известны также случаи заимствования колхозом денег у колхозни- ков на покупку автомобиля. Правление колхоза им. Сталина в 1956 г., по- лучив отказ в госбанка о займе в размере 17 тыс. руб. на покупку автомо- биля, приняло решение позаимствовать необходимые средства у колхоз- ников.221 Колхозники сельхозартели «Путь Ленина» одалживали колхозу деньги на покупку лошадей.222 В целом, поток ресурсов, постоянно переходящих от личных хо- зяйств в колхоз, был достаточно велик. Колхоз предоставлял колхозных лошадей за определенную плату для частных нужд. В первые послевоенные года по каждой просьбе о пре- доставлении лошади принималось отдельное решение. Так, в январе 1948 г. колхоз «Передовик» выделил двух лошадей колхозникам, отправляющимся в г. Остров для продажи изготовленных ими кадок. Им был дан срок в пять дней и за каждую лошадь была взята плата в размере 400 руб.223 За поездку в Опочку по личной надобности колхозник колхоза «Передовик» заплатил колхозу 50 руб.224 Руководство колхоза «Путь Ленина» также предоставляло колхозникам лошадей для транспортировки кадок на рынок для продажи. Здесь за поездку взимали по 500 руб.225 221 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 31. 222 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 24. 223 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 2. 224 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 7–7 об. 225 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 27 об. 63 В колхозе им. Сталина Уставом сельхозартели была установлена плата за пользование колхозными лошадьми в поездках по личной по- требности за каждый километр прогона. Решение о выделение лошади принимало правление. Особый тариф устанавливался за использование лошади на обработке огорода.226 Отказ в предоставлении лошади могло служить основанием для жалобы.227 За самовольное использование лошади колхозники наказывались. Такие случаи неоднократно встречаются в документах.228 Лишение права использовать колхозных лошадей в течение опреде- ленного времени было одной из обычных мер дисциплинарного воздейст- вия. Так, колхозница колхоза им. Сталина в сентябре 1956 г. была наказана правлением за то, что не вышла на работу («ушла в ягоды»), лишением на два месяца права пользованья лошадью.229 Иногда колхоз выделял для личных хозяйств телок. При этом при- нималось особое решение по каждой просьбе, с учетом конкретных об- стоятельств. 226 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67. л. 24 об. 227 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67. л. 46–46 об. 228 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 38 об.; 46–46 об.; л. 30–30 об. 229 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 48 об.; см. также: ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 46 об., ф. 614, оп. 1, д. 29; д. 30, л. 30 об. 64 Так, в конце 1945 г. решением общего собрания колхоза «Передо- вик» была выделена телка для личного хозяйства председателя колхоза — «как бескоровному хозяйству, пострадавшему во время оккупации немцев, и как инвалиду II группы Отечественной войны».230 Тогда же телка была выделена колхознице, «у которой находится двое сирот, отец которых по- гиб в боях за социалистическую родину, мать умерла в 1943 г.».231 Колхоз- нице Васильевой Агафье из колхоза «Передовик» в 1945 г. выдали в част- ное пользование телку из колхозного стада, за что она рассчиталась, сдав в 1947 г. в колхоз появившуюся у нее за этот время другую телку.232 Иногда телки продавались с рассрочкой.233 Известен случай получения колхозни- ком коровы из колхозного стада в обмен на двух телят.234 Можно было также обменять свою старую корову на телку из кол- хозного стада. В колхозе «Путь Ленина в 1947 г. было принято решение «нуждающимся колхозникам заменить старых непригодных коров на не- телей 5 голов».235 В 1957 г. решением правления этой артели корова, при- надлежащая председателю колхоза, была обменена на нетеля, «ввиду того, что маленький ребенок есть, а корова отелится нескоро».236 Колхознику артели «Путь Ленина» в 1947 г. была дана корова из колхозного стада за сданное им за колхоз мясо. В 1956 г. общее собрание колхоза им. Сталина приняло решение: «За счет перевыполнения плана по животноводству ликвидировать в основном в текущем году бескоровность у членов сельхозартели».237 230 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3. л. 24. 231 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3. л. 24. 232 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 7–7 об.; см. также: ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 6–6 об. 233 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 52 об. 234 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 31. л. 5. 235 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 15 об., см. также: ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 42 об. 236 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 2 об. 237 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 60 об. 65 Однако были случаи отказа в выделении телки. Так, правление кол- хоза «Передовик» в 1945 г. отказало колхознице Наумовой Марии в прось- бе выделить для личного хозяйства телку. Правление отказало на том ос- новании, что «она имеет корову совместно с Артемьевой Марией. Притом хозяйство в силах приобрести корову».238 Колхоз предоставлял частным хозяйствам услуги по покрытию ко- ров колхозным быком. Плату брали дифференцировано. В колхозе «Путь Ленина» в 1946 г. свои колхозники платили за услугу 25 руб., колхозники других колхозов — 70 руб., а единоличники должны были выложить 100 руб.239 Колхоз мог продавать колхозникам выбракованных овец на мясо по льготной цене.240 Лишенные ряда хозяйственных построек, колхозники были вынуж- дены легально или нелегально использовать колхозную инфраструктуру. В 1947 г. правление колхоза «Путь Ленина» предписало одному из бригади- ров прекратить обмолот зерна колхозников на общественном гумне. За- прет обосновывался опасностью хищения колхозного зерна, находящегося на гумне.241 За заготовку дров на колхозных делянках с дворов взималась плата. В колхозе им. Сталина с дворов членов колхоза брали по 25 руб. за отопи- тельный сезон, с остальных — по 150 руб. При этом категорически запре- щалась самовольная продажа колхозных дров на рынке.242 Колхоз мог помочь личному хозяйству с доставкой дров, вычитая однако за это соответствующее количество трудодней.243 238 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3. л. 21; см. также: ф. 613, оп. 1, д. 67, л.50 об. 239 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28. л. 3. 240 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 52–52 об. 241 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 31, л. 2 об. 242 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67. л. 24 об., 38 об. 243 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67. л. 6–6 об. 66 При выделении леса с колхозной делянки на строительство дома правление обращало на добросовестность работы в колхозе просителя.244 В случае, если колхозная помощь требовалась кому-то из руково- дства колхоза, могли организовать даже воскресник. Так, правление кол- хоза им. Сталина, рассмотрев в марте 1956 г. заявление председателя кол- хоза с просьбой оказать ему помощь в вывозке леса на строительство до- ма, постановило «организовать воскресник силами бригад». При этом по- лучатель помощи должен был оплатить лишь эксплуатацию лошадей «на общих основаниях дачи лошадей колхозникам при использован ими в личных целях».245 Очень вероятно, что этот воскресник чем-то напоминал традиционную «толоку» («помочи»), во время которой небогатые одно- сельчане «помогали» зажиточному двору при проведении трудоемких ра- бот, получая по окончании работ угощение. Председателю колхоза им. Сталина для покрытия дома правлением была выделена целая строительная бригада.246 Иногда колхоз за свой счет выделял работников для помощи в ре- монте дома также и рядовым колхозникам. В 1947 г. в колхозе «Путь Ле- нина» была создана специальная строительная бригада (9 человек, 2 лоша- ди) для строительства домов колхозникам, не имеющим своего жилья.247 Колхозники по разрешению (бесплатно или за небольшую плату) могли пользоваться колхозным оборудованием — например, станком для изготовления щепы.248 244 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 48 об. 245 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67. л. 23. 246 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67. л. 46–46 об. 247 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 42 об.; ф. 614, оп. 1, д. 31, л. 6. 248 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 42 об. 67 В некоторых случаях колхоз помогал колхозникам продовольствием. В 1947 г. в колхозе «Путь Ленина» было принято решение «помочь в пи- тании» одному из колхозников, выдав ему 2 пуда брюквы и 10 кг гороха.249 Существовала практика продажи колхозникам колхозного картофеля по государственным закупочным ценам.250 Значительная часть ресурсов переходила из колхоза в личные хозяй- ства нелегально, в результате воровства.251 Колхозы были вынуждены со- держать значительный штат сторожей, вводить должность объездчика. Бригадирам вменялось в обязанность ежедневно осматривать на предмет сохранности каждый засеянный участок. Председателям приходилось пе- риодически напоминать своим колхозникам, что «колхоз — не богадель- ня».252 Колхоз стремился контролировать частное предпринимательство колхозников, частную работу на заказ и продажу. В 1956 г. правление кол- хоза им. Сталина приняло решение прикрыть нелегальный приемочный пункт ягод у одного из колхозников.253 Заказчик, которому необходимо было сложить печь, должен был обращаться к правлению этого колхоза с просьбой отпустить мастера-печника с общественной работы для выпол- нения частного заказа.254 На общем собрании колхоза «Путь Ленина» в 1947 г. осудили тех колхозников, которые в период сенокоса занимались изготовлением кадок на продажу.255 249 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 12 об. 250 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 29 об. 251 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 26. 252 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 25; д 31, л. 1 об. 253 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 49. 254 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 52 об.–53. 255 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 15. 68 Колхозные дворы были существенно ограничены в свободном сбыте на рынке произведенной ими продукции. Так, для продажи дров на рынке требовалось разрешения правления колхоза.256 В случае самовольной про- дажи колхозники штрафовались.257 В соответствии с постановлением ЦИК СНК СССР от 11 сентября 1937 г. «О самообложении сельского населения» дворохозяйства населе- ния, проживающего на территории колхозов, подвергались самообложе- нию. Характерно, что решения о самообложении и его колхозников и не- колхозников, проживающих на территории колхоза, принимал именно колхоз в лице общего собрания, а не сельсовет. Колхоз занимался и сбо- ром средств, и организовывал работы, обеспечивающиеся из них. На различные категории хозяйств налагалась различная сумма само- обложения...258 Так, в колхозе «Передовик» в 1949 г. хозяйства колхозни- ков и рабочих и служащих, постоянно проживающих в сельской местно- сти, должны были внести по 20 руб., хозяйства единоличников, не имею- щих полевого надела и рабочего скота — 40 руб.259 Средства, полученные по самообложению, использовались на мест- ные нужды, на развитие и поддержание в поселениях колхозов социально- бытовой инфраструктуры. В колхозе «Передовик» в 1948 г. 70% получен- ных средств было направлено на строительство клуба и 30% — на больни- цу.260 В 1949 г. 65% было направлено на постройку домов для учителей, 20% — на ремонт школы, 10% — на избу-читальню, 5% — на постройку колодцев.261 256 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 17, 20, 46–46 об.; 53. 257 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 39 об. 258 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 8. 259 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 35–36. 260 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 3, л. 6. 261 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 12, л. 35–36. 69 В колхозе «Путь Ленина» в 1946 г. 40% средств самообложения по- шло на школу, и по 20% на избу-читальню, мосты и колодцы. При этом хозяйства колхозников платили по самообожению по 20 руб., хозяйства рабочих, служащих, кооперированных кустарей и ремесленников также по 20 руб., хозяйства единоличников, не имеющие полевых посевов и рабоче- го скота — по 40 руб., хозяйства единоличников, имеющие полевые посе- вы и рабочий скот — по 75 руб.262 Кроме того, колхозники и единоличники нередко обязывались отра- ботать определенное количество времени на ремонте школы.263 Вообще, колхозы, являясь, как правило, решающей производствен- ной силой в подавляющем большинстве сельских поселений, брали на се- бя создание и поддержание всей социально-бытовой инфраструктуры. В своих Уставах они фиксировали необходимость создания клубов, общест- венных бань, яслей, детских площадок, брали на себя обязательство под- держивать в порядке улицы населенных пунктов, обсаживать их деревья- ми и др.264 Силами колхозов ремонтировались школы.265 Колхозники и единоличники. В послевоенный период на в деревне оставалось небольшое количество дворохозяйств единоличников. Прожи- вая на колхозных землях и не работая при этом в колхозе, они находились в сложном положении. 262 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 8–8 об. 263 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 8, л. 14–14 об. 264 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 24 об. 265 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 30, л. 14 об. 70 Иногда единоличникам вовсе отказывали в предоставлении огород- ной земли. Так, в 1948 г. руководство колхоза «Передовик» в 1948 г. отка- зало двум единоличникам в отводе огородов, ссылаясь на «неимение за- пасного приусадебного фонда».266 В колхозе «Путь Ленина» единолични- кам в 1946 г. решением общего собрания было выделено всего по 0,05 га под огороды.267 С единоличников брали плату за пользованием пастби- щем. Так, в колхозе «Передовик» для единоличников были установлены расценки: за выпас коровы на колхозном пастбище — 200 руб., нетеля — 100 руб., козы — 75 руб., овцы — 50 руб. (за пастбищный период)268 В сельхозартели «Путь Ленина» в 1957 г. с единоличников за пользование пастбищем брали по 250 руб. за корову и по 50 руб. за овцу.269 Общим со- бранием колхоза им. Сталина в 1956 г. было принято решение лишить единоличников права бесплатного выпаса скота на колхозных землях., и вводилась оплата — 500 руб. за весь пастбищный период за выпас одной коровы и другого скота в пересчете на одну корову. За пользование кус- тарником и дровами вводилась ежегодная плата в размере 150 руб.270 При исключении колхозника из состава сельхозартели его хозяйство переводи- ли в категорию единоличных и автоматически урезали усадьбу и лишали бесплатного пользования пастбищем.271 Совхоз и личные подсобные хозяйства Организация хозяйства и труда в совхозе. 266 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 14–14 об. 267 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 2–3. 268 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 9, л. 14–14 об. 269 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 6. 270 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 61. 271 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 28, л. 17 об.–18. 71 Совхоз «Глубоковский» был образован в марте 1960 г. на базе Глу- боковской ремонтно-тракторной станции, наследницы Глубоковской МТС, и колхозов, расположенных на территории Глубоковского сельсове- та. Первоначально совхоз состоял из трех отделений — отделение «Глубокое» (дд. Траньки, Бочкари, Лужи, Рупосы, Агафонково, Тулаи, Де- ревеньки, Нечистово, Абаканы, Шелково, Стриженец, Авсейково, Пого- рельцево, Керосилы, Кульбино, Зехново, Паново, Еловка, пос. Глубокое), отделение «Лашутино» (дд. Лашутино, Мякишево, Зуйково, Вельица, Рас- сохи, Ровный Бор, Пятницыно, Гарусово, Хреново, Заноги, Кобылкино, Марково, Авденково) и отделение «Водобег» (дд. Водобег, Ляти, Секачи, Горелая Будка, Барканы, Рыгозы, Свобода, Черепяги, Луги, Гнилки, Руд- нихино, Филево, Козлово).272 В соответствии с политикой специализации совхозу было определе- но развитие откормочного хозяйства. 272Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г., л. 18– 42. 72 Становление совхоза проходило трудно. Так, первый год был неуда- чен для нового хозяйства. В 1960 г. не был выполнен план сева зерновых, отмечена низкая их урожайность. Посевы кукурузы почти полностью про- пали. В связи с этим не был в достаточном количестве обеспечен кормами скот. Не выполнен на 21% план увеличения поголовья, скот сдавался на мясо маловесным. Сдаваемое молоко не соответствовало нормам. Не уда- лось обеспечить плановую урожайность льна, не выполнен план по его сдаче государству. Себестоимость основной продукции совхоза была вы- сокой, рентабельность производства — низкая. В итоге вместо запланиро- ванной на 1960 г. прибыли в сумме 10,4 тыс. руб. совхоз остался в убытке в размере 28,9 тыс. руб.273 В начале 60-х годов самыми насущными задачами совхоза было уве- личение эффективности использования имеющихся ресурсов, повышение уровня организации труда и управления, укрепления трудовой дисципли- ны. С целью эффективного использования техники предпринимался ряд мер. Так, в период посевной, в условиях обширности посевных площадей совхоза и ограниченности технических ресурсов организовывалась двух- сменная работа на тракторах. Для обслуживания тракторных бригад круг- лосуточно работала мастерская, предпринимались усилия по бесперебой- ной доставке горючего на поля.274 273 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 55 об.–57 об. 274 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 11 об. 73 Для отдельных видов работ в рамках бригад совхоза создавались специализированные звенья. За звеньями закреплялись определенные ви- ды работ, отдельные культуры и конкретные земельные участки. Так, в на- чале 1962 г. во всех бригадах были организованы механизированные зве- нья, за которыми закреплялись на весь год участки с пропашными культу- рами. Возглавляли звенья звеньевые.275 При проведении сенокосных работ руководство совхоза в 60-х гг. применяло посемейную организацию труда. Управляющие отделениями и бригадиры должны были довести задание по сеноуборке для каждой се- мьи. При этом устанавливались следующие нормы: мужчины, непосредст- венно занимающиеся заготовкой сена, должны были заготовить по 4 тон- ны каждый, женщины, а также пенсионеры, рабочие, занятые на строи- тельстве, в мастерских, трактористы — по 2 тонны каждый. Для участни- ков сеноуборки вводилась аккордная система оплаты труда.276 Для лучшего учета сделанной работы назначались штатные учетчи- ки.277 275 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1962 г. Приказ № 22 от 3 февраля 276 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1964 г. Л. 48– 49. 277 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 60 от 27 мая 74 Необходимо было повысить уровень ухода за скотом, качество кормления. При этом приходилось преодолевать устоявшиеся способы ор- ганизации животноводства. В соответствии с прежними колхозными тра- дициями бригадиры и в новых условиях практиковали иногда практику выпаса совхозного стада по очереди всеми членами бригады. Руководство совхоза боролось с этим, заставляя бригадиров назначать постоянных пас- тухов. В 1961 г. рабочий одной из бригад, назначенный пастухом гурта совхозного молодняка, отказался пасти скот. Бригадир смирился с отказом и организовал поочередный выпас, в связи с чем получил выговор от ру- ководства совхоза.278 В 1963 г. совхозу была определена специализация на откорме свиней и КРС. Совхоз принимал крупные поголовья свиней из других хозяйств.279 Собственное репродуктивное поголовье было ликвидировано.280 Свиней после откорма живьем отправляли на мясокомбинаты Ленинграда.281 Совхоз занимался также откормом КРС. С апреля 1964 г. началась, в частности, приемка телят от населения для последующего их откорма.282 Отраслевая структура совхозного хозяйства на протяжении 70-х – начала 80-х гг. претерпела существенные изменения. В таблице ... показа- ны изменения поголовья скота в этот период. Из таблицы видно, что в этот период (1971 – 1982 гг.) резко сократилось поголовье свиней (в 9,5 раза) и еще более резко выросло поголовье крупного рогатого скота на откорме (в 278 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 59. 279 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 117 от 23 октября; приказ № 130 от 6 ноября. 280 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 150 от 20 декабря. 281 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1962 г. Приказ № 33 от 2 марта 1962 г. 282 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1964 г. Л. 21 об.–22. 75 56 раз). Специализация на откорме свиней сменилась специализацией на откорме КРС. 76 Таблица ... Изменения поголовья скота совхоза «Глубоковский» в 70-х – начале 80-х гг. Виды скота 1971 г. 1972 г. 1973 г. 1974 г. 1975 г. 1976 г. 1977 г. 1978 г. 1979 г. 1980 г. 1981 г. 1982 г. КРС 48 515 741 1118 1825 2086 2752 2903 2689 2502 2571 2894 в т.ч. откорм 48 515 741 1118 1417 1614 2205 2702 2488 2301 2373 2697 в т.ч. коров — — — — 234 234 222 201 201 201 198 197 Свиньи 7381 5322 5651 3310 2749 2779 3053 3496 1801 1917 740 781 77 Лошади 151 144 119 125 159 147 134 133 103 103 99 102 Источник: Личный архив Е.В. Макарова (бывшего секретаря парткома и председателя ревизионной комис- сии совхоза «Глубоковский»). Экономический паспорт совхоза «Глубоковский». 78 Проблема кормов для совхозного поголовья. На протяжении все- го существования совхоза «Глубоковский», с самого его основания, перед хозяйством стояла острая проблема обеспечения кормами своего много- численного поголовья. Уже в одном из первых приказов директора совхо- за заведующим отделениями было предписано установить строгий режим в расходовании всех видов кормов, установлены рационы кормления жи- вотных и птицы с использованием всех местных ресурсов. В дополнение к сену, соломе и концентратам необходимо было заготовить ветки на веточ- ный корм, боровой вереск, осину для овец, витаминный корм из хвои для птицы и др.283 Еще более остро встала проблема кормов с связи с определением специализации совхоза на откорме свиней и крупного рогатого скота. Для лучшего учета имеющихся кормов назначалась инвентаризация грубых и сочных кормов. Проверялись, в частности, и запасы сена в лич- ных подсобных хозяйствах, которые получали от совхоза часть заготов- ленного сена в виде натуроплаты.284 Оплата труда работников совхоза. С целью повышения матери- альной заинтересованности совхоз практиковал выдачу работникам нату- ральных премий.285 283 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 2 об.–3. 284 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 103 от 7 октября. 285 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 47 об. 79 Контроль за рабочей дисциплиной. В первые годы существования совхоза обычной мерой дисциплинарного воздействия была угроза уволь- нения из совхоза с последующим за этим сокращением приусадебного уча- стка и введением платы за пользование пастбищем.286 За пьянство, нарушение совхозной дисциплины и распорядка, невы- полнение рабочих обязанностей работников совхоза вызывали на «това- рищеский суд».287 Личные подсобные хозяйства в их взаимоотношении с совхозом Размер приусадебного участка у работников совхоза и лиц, прожи- вающих на его территории, не работающих в нем, был различен. Нерабо- тающим в совхозе, но проживающим на его территории, размер приуса- дебного участка устанавливался в размере 0,15 га.288 Для контроля за размером приусадебных участков работников сов- хоза и других граждан, проживающих на его территории, в 1961 г. была создана специальная «огородная комиссия», в состав которой вошли бри- гадиры, профорги, члены рабочего комитета совхоза. Комиссия осуществ- ляла обмер огородов и приведение их к установленным нормам.289 В 1964 г., выполняя постановление Совета Министров РСФСР № 1479 от 30 декабря 1963 г. «Об упорядочении пользования приусадебными участками», постановление Псковского облисполкома № 3 от 18 января 1964 г.«Об упорядочении пользования приусадебными участками» и ре- шение Опочецкого райисполкома № 130 от 9 мая 1964 «О проведении 286 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 60. 287 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1962 г. Приказ № 8 от 9 января 1962 г.; Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга при- казов за 1963 г. Приказ № 18 от 26 февраля 1963 г. 288 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 75 об.–76. 80 сплошного обмера приусадебных участков колхозников, рабочих, служа- щих и других граждан», дирекция совхоза обязала центральную совхоз- ную комиссию и избранным в каждой бригаде комиссиям «по упорядоче- нию огородов» произвести наделение в соответствии с принятыми норма- ми приусадебными участками всех граждан, проживающих на территории совхоза. Каждый выделенный участок полагалось остолбить.290 При этом отрезанные от усадеб участки земли сам совхоз не всегда оперативно и эффективно начинал использовать для своих нужд. В 1964 г. потребовалось специальное распоряжение директора, в котором бригади- рам и управляющим отделениями указывалось на необходимость правиль- ного использования земли, отошедшей от приусадебных участков. В при- казе директора приводится факт, имевший место в одной из бригад: «часть земли, отошедшей от приусадебных участков рабочих совхоза, осталась незасеянной, на ней растут сорняки». Констатируется, что «безответствен- ное действие бригадира наносит вред совхозу и компрометирует совхоз как государственное предприятие». Бригадиру предписывалось в трех- дневный срок засеять бывшую огородную землю вико-овсяной смесью на зеленый корм. Главный агроном должен был проверить «правильность ис- пользования земли на приусадебных участках, отошедших к совхозу».291 Судя по совхозным документам, некоторые владельцы личных под- собных хозяйств стремились превысить установленные размеры огород- ных участков. В случае уменьшения их огородов, они старались восстано- вить их в прежнем размере, вернуть используемые ими прежде отрезки. 289 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 54–54 об. ; Книга приказов за 1963 г. Приказ № 139 от 25 ноября. 290 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1964 г. Л. 20 об.–21. 291 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1964 г. Л. 45– 45 об. 81 Так, по решению огородной комиссии, одному из хозяйств д. Шел- ково был урезан огород на 0,25 га. На отрезанной площади была посеяна совхозная свекла. Хозяйка, как говорится в приказе директора, «проявила самовольность, посевы свеклы распахала и посадила картофель». Дело было передано на рассмотрение следственных органов. Бригадирам вме- нялось в обязанность выявить на территории их бригад «незаконно поль- зующихся земельными участками».292 За самовольный захват земли дело рабочего строительного цеха совхоза было передано в народный суд Опо- чецкого района.293 Работникам совхоза разрешалось бесплатно выпасать скот на сов- хозном пастбище, специально отведенном для личного скота. С нерабо- тающих в совхозе за выгон скота на пастбище взималась плата.294 В приказах на увольнение, в том числе из-за нарушений совхозной дисциплины, бригадирам вменялось в обязанность урезать огород до раз- мера 0,15 га и ввести плату за пользование пастбищем.295 Обеспечение скота кормами на период стойлового содержания была существенной проблемой не только для совхоза, но и для личных подсоб- ных хозяйств. Личные подсобные хозяйства обеспечивались кормами из разных источников и разными способами заготовки. 292 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 54 об.–55. 293 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1962 г. Приказ № 33 от 2 марта 1962 г. 294 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 60, 64–64 об. 295 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 64–64 об. 82 Совхоз практиковал натуральную оплату работникам сеном. После выполнения плана заготовки сена для совхозных нужд бригадам разреша- лось начать заготовку сена для натуральной оплаты. Судя по документам, к заготовке сена для натуроплаты рабочие приступали только в конце ию- ля — начале августа.296 В иных случаях работнику, участвовавшему в се- нокосе, причитался в счет натуроплаты определенный процент заготов- ленного им для совхоза сена. Так, в июле 1964 г. были установлены сле- дующие нормы: при выполнении плана совхоз продавал работнику 10% заготовленного им, при перевыполнении — 25%; производившим сенокос в других районах — 10% в случае оплаты командировочных и 20%, если командировочных не выплачивалось. Бригадиру при выполнении плана сенозаготовки до обозначенного срока разрешалось приобрести в личное пользование в счет натуроплаты 0,5% от заготовленного всей бригадой се- на, а управляющему отделением — 0,2% от заготовленного всеми работ- никами отделения. Руководство требовало сдавать сено в совхоз только хорошего качества — стог должен быть не менее 2-х тонн, хорошо засто- гован. За некачественно заготовленное сено натуроплата не выдавалась. Заготовку сена предписывалось вести по указанию бригадира, в отведен- ных им участках. Выборочное и самовольное скашивание запрещалась. В каждом стогу сена должна была быть установлена деревянная бирка с ука- занием ФИО рабочего, заготовившего сено, даты приемки и качества сена, веса стога. Приемка сена осуществлялась бригадиром совместно с пред- ставителем рабочего комитета в присутствии рабочего, застоговавшего се- но, через пять дней после стогования.297 296 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 2 приказов за 1961 г. Л. 3 об.–4, 7 об. 297 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1964 г. Л. 48– 49. 83 В 1984–1994 гг. в личных подсобных хозяйствах населения Глубо- ковского с/с содержалось следующее количество скота и птицы (табл. ...): Таблица Изменения численности скота и птицы в личных подсобных хозяй- ствах населения Глубоковской вол. в 1984&‐1994 гг. На 01.01.1984 На 01.01.1985 На 01.01.1990 На 01.01.1994 Всего хозяйств 707 693 510 511 КРС 312 275 221 267 в т.ч. коров 287 275 206 253 свиньи 543 536 408 346 овцы нет данных нет данных 159 215 козы 16 19 3 27 кролики 20 28 нет данных нет данных птица 2405 2089 1163 1795 лошади — — 3 25 84 Как видно из таблицы..., во второй половине 80-х гг. происходило снижение количества основных видов скота (крупного рогатого, свиней) и птицы. Это связано, в первую очередь, с общим уменьшением домохо- зяйств волости и старением населения. В начале 90-х гг. на фоне ухудше- ния экономической ситуации, снижения реальной покупательной способ- ности заработной платы работников совхоза и других категорий населения Глубоковской вол. происходит некоторое расширение объемов личного подсобного хозяйства. При этом количество домохозяйств в волости в этот период оставалось стабильным.298 В это время увеличивается поголовье крупного рогатого скота, в т.ч. коров, больше стали держать овец и до- машней птицы. В первой половине 90-х гг. в личных подсобных хозяйст- вах значительно увеличивается количество лошадей. Однако снизилось количество свиней, что связано с удорожанием кормов. Население, напри- мер, уже не имело возможности, как прежде, кормить свиней дешевым ма- газинным хлебом. Подорожали и другие виды кормов. При этих условиях рентабельность содержания свиней в ЛПХ снизилась. В 1984 г. от личных хозяйств населения Глубоковского с/с было за- куплено следующее количество сельскохозяйственной продукции: мяса — 524 ц молока — 3050 ц шерсти — 415 кг картофеля — 766 ц На одно личное подсобное хозяйство в 1984 г. в среднем приходится следующее количество закупленной продукции: мяса — 75,6 кг 298 Стабильность и даже некоторый рост сельского населения в первой половине 90-х гг. отмечается и по стране в целом, что связано с экономическим (в т.ч. продовольст- венным) кризисом в городах. Натуральное хозяйство, жизнь на земле позволяла семьям выжить, сохранить на приемлемом уровне привычный уровень потребления. 85 молока — 440,1 кг шерсти — 0,6 кг картофеля — 110,5 кг За период 1979 – 1983 гг. семьи Глубоковского с/с приобрели в лич- ную собственность 15 легковых автомобилей.299 Соотношение занятости в совхозе и личном подсобном хозяйст- ве. Совхоз в первые годы своего существования, как прежде и колхозы, сталкивался с проблемой невыхода работников на работу, большой заня- тостью их в своем личном хозяйстве. Через некоторое время после образования совхоза и массового прие- ма на работу членов ликвидированных колхозов значительное количество работников из-за невыхода на работу пришлось уволить. Некоторые не выходили на работу в течение года и более, фактически только числись работниками совхоза, но на работали там.300 Например, в соответствии с приказом директора от 25 сентября 1961 г. из штата совхоза был уволен 31 человек (7 мужчин и 24 женщины) «в связи с невыходом на работу со дня организации совхоза до настоящего времени».301 Невыходы были связаны как с занятостью в личном хозяйстве, так и с работой на производствен- ных предприятиях. В мае 1961 г. в приказе директора совхоза констатировалось, что за последнее время «участились случаи невыхода на работу и отказ от наря- 299 Тетрадь для работы с документами Верняева И.И. Л. 12. (по данным из личного ар- хива Е.В. Макарова). 300 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 58 об.–59; Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 63–63 об.; Книга № 2 приказов за 1961 г. Л. 1 об.–2. 86 дов под разными предлогами домашней необходимости, вследствие чего списочный состав рабочих не отвечает действительному контингенту». За- ведующие отделениями и бригадиры обязывались предоставить списки на увольнение тех лиц, которые «числятся по приказу рабочими, в действи- тельности не работающие или работающие от случая к случаю».302 В августе 1961 г. в приказе директора совхоза констатировалось, что за последнее время «участились случаи раздувания личного хозяйства сре- ди отдельных рабочих совхоза». В связи с этим заведующим отделениями и бригадирам предписывалось проверить количество скота на каждом личном подворье. В приказе напоминается, что рабочий совхоза имеет право держать в личном пользовании одну корову, одну свиноматку или два поросенка на откорме и неограниченное количество домашней птицы. Приказ требовал «предупредить под роспись всех рабочих о категориче- ском запрещении содержания овец в личном пользовании». Было установ- лено до конца месяца ликвидировать всех овец, для нарушителей — запре- тить выгонять овец на пастбище.303 Таким образом, по представлению совхозного руководства, невыхо- ды на работу были связаны, в первую очередь, с занятостью работников в личном хозяйстве. 301 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 2 приказов за 1961 г. Л. 25 об.–26. 302 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 58–58 об. 303 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 2 приказов за 1961 г. Л. 7. 87 Судя по совхозной документации первой половины 60-х гг., обычно в зимний период, когда количество сельскохозяйственных работ сокраща- лось, многие из работников совхоза, по большей части, женщины, брали отпуска без содержания на срок от одной недели до 6 месяцев.304 Так, на- пример, в октябре 1961 г. приказом директора отпуск без содержания был предоставлен 22 женщинам на разные сроки (самый длительный — с ок- тября по май).305 В начале 60-х отпуск без содержания предоставлялся, в частности, матерям с маленьким ребенком.306 В холодное время года отправляли также в очередные отпуска с со- хранением оплаты. Нелегальное использование ресурсов совхоза в личных хозяйст- вах, хищения. 304 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 2 приказов за 1961 г. Л. 4, 7 об. 305 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 2 приказов за 1961 г. Л. 26. 306 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 67 об.–68. 88 По всей видимости, широко было распространено нелегальное ис- пользование совхозной тягловой силы и транспорта в личных целях. В ав- густе 1960 г. тракторист отделения «Водобег» взял самовольно лошадь под предлогом поездки в пос. Глубокое за запчастями. Как говорится в приказе директора совхоза, работник в «в течение двух суток продержал лошадь неизвестно где и использовал ее в личных целях».307 Шофера ис- пользовали машины для выполнения частных заказов.308 Практиковалось нелегальное использование тракторов для обработки частных огородов, перевозки дров и других грузов.309 Директор совхоза в мае 1961 г. в своем приказе должен был преду- предить «шоферов грузовых автомашин и трактористов, что в случае ис- пользования техники в личных целях или халатного отношения к ней, ви- новные будут привлекаться к ответственности в полной сумме причинен- ного материального ущерба».310 В январе 1963 г. предупреждение в отношении трактористов при- шлось повторить.311 Но подобная практика не прекращалась. 307 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 59 об.–60. 308 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 59. 309 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1962 г. Приказ № 82 от 26 мая; Книга приказов за 1963 г. Приказ № 124 от 30 октября; Приказ № 147 от 12 декабря; Книга приказов за 1964 г. Л. 42–42 об. 310 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 57 об. 311 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 7 от 17 января 1963 г. 89 Так, в апреле 1963 г. одному из трактористов был дан наряд на под- готовку совхозного поля к весеннему севу. Вместо этого он стал обраба- тывать приусадебные участки в д. Деревеньки. После официального осуж- дения его на собрании механизаторов тракторист не сделал должных вы-

водов и в начале мая вновь был застигнут при обработке приусадебных участков в д. Кульбино. Другой тракторист, проигнорировав запрет брига- дира, обработал два приусадебных участка в д. Лашутино.312 В апреле 1960 г. приказом директора был уволен совхозный кузнец за появление на работе в нетрезвом виде и «выполнение посторонних за- казов в целях личной наживы».313 В апреле 1963 г. был наказан рабочий совхоза, работающий на уста- новке по размолу кормов. В ночное время он был замечен директором сов- хоза за размолом сена для частных лиц. Запрет директора рабочий проиг- норировал, и через два часа, при вторичной проверке, вновь был застигнут за этим же занятием.314 Были случаи несанкционированного покрытия личных коров и сви- номаток совхозными быками и хряками. Так, в одном из приказов дирек- тора совхоза констатируется, что совхозный свинарь-хрячник нарушал ус- тановленный порядок, «допуская хрячков к покрытию частных свинома- ток, тем самым подвергая угрозе инфекционных заболеваний свинопого- ловье, принадлежащее совхозу».315 312 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 48. от 4 мая; см. также: Книга приказов за 1964 г. Л. 34 об.–36. 313 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 8 об.–9. 314 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 32 от 3 апреля 1963 г. 315 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1962 г. Приказ № 7 от 9 января. 90 Нередко работники совхоза похищали совхозные корма. Приказом директора совхоза в марте 1961 г. за хищение сухих комбикормов в коли- честве 24 кг были уволены тракторист и рабочий.316 В апреле 1963 г. ко- нюх украл 16 кг посевного овса.317 В мае того же года трактористы были уличены в краже посевного гороха.318 В августе того же года ночная сви- нарка поймана на краже комбикорма, за что была предана товарищескому суду.319 Одним из методов дисциплинарного воздействия при обнаружении фактов хищения, несанкционированного использования в личных целях совхозных ресурсов было увольнение провинившихся и как следствие — введение ограничений на личное подсобное хозяйство. За хищение ячменной муки из телятника телятницей и ее мужем, тоже рабочим совхоза, они были уволены, и как следствие — их огород был урезан до 0,15 га, им был запрещен выпас личного скота на совхозном пастбище.320 316 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга № 1 приказов за 1961 г. Л. 33 об.–34. 317 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 53 от 11 мая. 318 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 60 от 27 мая. 319 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 89 от 15 августа. 320 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 8 об.–9. 91 Население практиковало самовольные порубки совхозного леса. В 1963 г. по совхозу был издан приказ, в котором констатировалось, что «за последнее время участились случаи самовольной рубки дров из лесов сов- хоза без оформления документов и в неуказанных местах». Приказом пре- дусматривалась проверка подворий на предмет обнаружения неучтенной древесины.321 В 1963 г. Народным судом Опочецкого р-на было установ- лено, что один из трактористов совхоза «Глубоковский» «использовал в своих личных целях вверенный ему трактор на перевозку похищенного им леса».322 Роль совхоза в создании и поддержании социально-бытовой ин- фраструктуры. На период праздников (майских, ноябрьских и др.), судя по доку- ментам начала 60-х гг., совхоз организовывал силами рабочих, бригадиров и специалистов совхоза круглосуточное дежурство. Для этого составлялся график дежурств, утверждаемый приказом директора.323 Акционерное общество «Глубокое» и личные хозяйства населения Глубоковской волости в 90-е – 2000-е гг. 321 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 6 от 16 января. 322 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1963 г. Приказ № 7 от 17 января. 323 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 12– 13. 92 В результате пертурбаций 90-х гг. акционерное общество «Глубо- кое» к началу 2001 г. оказалось крайне ослабленным. В хозяйстве оста- лось 86 работников. Ревизионная комиссия, проверявшей деятельность АО за 2000 г., констатировала, что его экономические и финансовые показате- ли существенно ухудшились.324 Из года в год растущая кредиторская за- долженность хозяйства в 2000 г. составила 1600 тыс. руб. Убытки про- шлых лет в 2000 г. еще более увеличились и составили ок. 2 млн. рублей. Важнейшие плановые показатели в 2000 г. не были выполнены. Вы- росла себестоимость продукции. Надой на одну фуражную корову в 2000 г. составил 1480 л при плане 1810 л, суточный привес КРС на откорме со- ставил 250 г. при плане 400 г. Поголовье КРС за год сократилось на 5 го- лов. Животноводство осталось убыточным (убыток в 2000 г. — 221 тыс. руб.). Растениеводство осталось рентабельным.325 В целом, ревизионная комиссия, подводя итоги 2000 г., констатиро- вала: «Акционерного общества, как прописано Уставом, из нас не получи- лось. Вместо акционера-хозяина получился наемный поденщик».326 На фоне уменьшения объема производства, ухудшения финансового состояния предприятия несколько человек из числа руководящих работ- ников АО и механизаторов использовали землю акционерного общества, засевая ее для себя зерновыми. При этом применялась техника АО.327 Ревизионной комиссией по проверке деятельности АО за 2000 г. вы- явлен факт нелегального использования тракторов и другой техники пред- приятия без разрешения и соответствующей оплаты. Как констатируется в отчете комиссии, «некоторые механизаторы... проводят перераспределе- ние фондов АО и распоряжаются техникой по своему усмотрению».328 324 Тетрадь для работы с документами. Л. 19–20 325 Там же. 326 Тетрадь для работы с документами. Л. 20. 327 Тетрадь для работы с документами. Л. 20 об. 328 Тетрадь для работы с документами. Л. 21. 93 Ревизионная комиссия отмечала факт «несправедливости» при «вы- писке» хозяйством поросят своим работникам. Всего за год работникам было продано 140 поросят. При этом некоторым досталось больше, чем другим.329 Можно констатировать, что АО «Глубокое» в настоящее время в значительной мере является обслуживающей организацией — в отноше- нии личных хозяйств. Однако часть этой обслуживающей деятельности является нелегальной, теневой. АО предоставляет трактора для обработки частных огородов. Част- ники могут воспользоваться услугами пилорамы АО. Есть возможность купить в АО зерновые, навоз. Для работников АО цены на услуги и ресур- сы ниже, чем для остальных (Верняев, л. 5 об.). Личные хозяйства населения волости имеют в распоряжении участ- ки земли размером от нескольких соток до 5 га. Большинство хозяйств имеют 1 га земли. При этом около 30 соток находятся при усадьбе, осталь- ное (сенокос, полевая земля) — на большем или меньшем удалении (Вер- няев, л. 5 об.). После совхоза и введения паевой системы у ряда держателей паев возникало желание выделить свой пай, но руководство АО не позволяло это сделать (Верняев, л. 5 об.). Количество скота в личных хозяйствах населения Глубоковской во- лости в 1990 и 1994 гг.: На 01.01.1990 На 01.01.1994 Число хозяйств 510 511 Всего КРС 221 267 в т.ч. коров 206 253 329 Тетрадь для работы с документами. Л. 21. 94 в т.ч. телок 7 14 Свиней 408 346 Овец 159 215 Коз 3 27 Лошадей 3 25 Птица 1163 1795 Кроме лошадей, находящихся в собственности хозяйств, 7 лошадей в настоящее время взяты в аренду у АО. Как правило, каждая арендован- ная лошадь используется несколькими хозяйствами. Ухаживают за общей лошадью по очереди (Верняев, л. 6). Подведем итоги рассмотрения коллективных и личных хозяйств, их сосуществования в рамках сельского сообщества. Более или менее крупное коллективное хозяйство, с одной стороны, и мелкие личные хозяйства колхозников, с другой, — эти два полюса сель- ской жизни и экономики, два соперника-партнера — входили в разнооб- разные, сложные отношения друг с другом. Насильственное изъятие про- дуктов и ресурсов колхозом/совхозом у личных хозяйств, воровство домо- хозяев у коллективного хозяйства, но также и взаимовыгодное перерас- пределение ресурсов и продуктов между этими двумя субъектами соци- ально-хозяйственной жизни деревни, разнонаправленные услуги друг по отношению к другу — все эти потоки легальных и нелегальных, принуди- тельных и полюбовных обменов — создавали ту постоянно балансирую- щую и при этом удивительно устойчивую опору, являвшуюся необходи- мым (хотя вряд ли достаточным) условием столь длительного существова- ния колхозно-совхозного строя, некоторые базовые черты которого и в новых, современных условиях определяют образ жизни сельского сообще- ства. 95 Промыслы и ремесла Охота. Охота в Глубоковской волости носит преимущественно любитель- ский характер, главным образом потому, что она не может быть прибыль- ным занятием. Причиной может быть то, что в 50-х годах продукты про- мысла нельзя было использовать самому, а необходимо сдавать в загот- контору. В настоящее же время для этого нужно купить лицензию, кото- рая, бывает не окупается. В д. Глубокое существует охотничий коллектив в который входят от 10 до 15 чел. Ядро коллектива составляют 10 человек, которые ходят на охоту постоянно. Чтобы попасть в коллектив нужно год ходить кандида- том; в этот период за этим человеком наблюдают, оценивают его поведе- ние, способности, и только после этого принимают. Необходимо получить справку от психиатора и нарколога, характеристику из милиции. При пер- вом промысле за новичка должен кто-нибудь поручиться, проходит инст- руктаж, обсуждаются планы и.т.д. Существует традиция в ночь перед охотой трапезничать у костра, рассказывать разные охотничьи истории и байки. По словам информанта сейчас этот обычай становиться более «пьяным». В данном районе охот- ничья фауна достаточно разнообразна. Здесь водятся крупные животные: медведь, волк, кабан, лось, косуля, рысь, есть сведения о том, что в по- следнее время развелось много диких коз. Пушные: заяц, норка лиса, енот, барсук, бобер, выдра, ондатра, куница. Птицы: глухарь, утка, тетерев, ряб- чик, кулик. 96 Охота активная – с ружьем и собакой. Пассивная охота не практику- ется, хотя почти у каждого охотника есть капканы. Единственно, что при- менялось для пассивной охоты – металлический нарот для ловли бобра. Для активной охоты использовали ружья: одно- и двуствольные. Пистонным ружьем никто из опрошенных информантов не пользовался, но слышали от старшего поколения, что такие применяли в 50-х-60-х го- дах. В 60-е годы ружья имелись во всех семьях, даже если не было мужчи- ны. Ружья продавались открыто. В 70-е годы для приобретения стал ну- жен охотничий билет, а в 80-е годы - разрешение из милиции на хранение, которое выдавалось на 5 лет. Способы охоты. На медведей охота была делом случая. т.к. этого зверя водится здесь мало. Добывали в берлогах. Кабанов добывали на овсах; В лунную ночь охотники сидят в «защитке», поджидая зверя. На кабанов охотились, так- же и с собаками, которые «держали» животное. Для охоты на копытных делали солонцы; отходы – кабанам, ветки – диким козам. На лосей и ко- суль практиковалась загонная охота; 1 –2 загонщика с собаками, осталь- ные становились на номера и ждали. До 50-х годов существовал старинный способ охоты на волков – «тенетами».Небольшой участок закладывают наклонной 20 метровой се- тью, и, когда зверь попадался в нее, забивали палками. Тетерева добывали на токах, на кулика охотились весной; с наступ- лением сумерек, они перелетают с болота на болото. Охотник. Заслышав крики, направлялся туда и бил с лета. Рябчика добывали на манок, который изготовляли сами из заячьей кости. Добычу делят традиционным способом, который сохранился здесь до сегодняшнего дня. Мясо раскладывают на равные кучки (по числу охотников), одного ставят спиной, указывают на какую либо кучку и 97 спрашивают – кому? Тот называет имя. Это происходит до тех пор, пока все кучки не будут распределены. Собак, обычно лаек и гончих, воспитывал сам хозяин. Гончую брали на охоту с 4-х , 6-ти месяцев, лаек – с 3-х лет. За коллективом закреплен особый участок леса, где разрешено охо- титься. Есть участки, где охотиться запрещено – они охраняются егерями. Все информанты отмечают, что в последнее время появилось очень много браконьеров. На промысел отправляются либо на своей машине (если та- ковая имеется), либо пешком. В день обходят по 40 и больше километров. Одеждой служат кожаные «заколенники», которые изготавливают сами – остальная одежда современного покроя. Для припасов и добычи служат плотные кожаные сумки, которые тоже шьют сами охотники Существуют приметы; если по пути на промысел встретить женщи- ну, то удачи не будет; особенно плохо, если она что- нибудь несет в руках. «Можно смело поворачивать домой»- говорят информанты. Тот же самый результат можно ожидать, если встретить черную кошку. Рыболовство. Рыболовство здесь имеет большее значение, чем охота. Если про- дукты охоты в основном идут для утилизации в семье, то рыба шла и на продажу. Сбывают в Опочке или знакомым. Ловят плотву, окуня, щуку, лельку, красноперку, линь, язь, лещ, угорь. Необходимо получить лицен- зию на определенное орудие лова (сети, невод, бредень и.т.д.). На удочки лицензию не надо. Ловят с берега, с дощатых лодок и с «камлеек» (долб- ленки). В Глубокое приезжают рыбаки из опочецкой артели. Еще артели существуют в г. Невель, Себеж и др. У артельщиков есть свой государст- венный план, и поэтому они ездят по разным районам Псковской области. 98 Рыбу ловят: сетями (самое распространенное), бреднем, переметами, кригами, неводами, подволоками и удочками. Невод закидывается так, чтобы шел параллельно дну. Для этого один конец привязывают к берегу, а другой заносят с лодки, сначала ши- роко, потом все уже и уже. Щук ловили на рюшки, угрей переметами. Перемет представляет со- бой леску с привязанными к ней крючками с наживкой. Криги, орудия для ловли мелкой рыбы, представляют собой 2 палки с натянутой между ними марлей. Криги ведут вдоль берега. Раков ловят с помощью рачевни, которая представляет собой метал- лическое кольцо с сеткой. В центр кольца кладут дохлую лягушку, а когда рак заползает в кольцо, рачевню вынимают. Настоящей бедой для промысла стало появление электроудочек, с помощью которых браконьеры выбили почти всю рыбу из озера за по- следние несколько лет. Этот хищнический способ лова практически не- возможно контролировать. Иногда приезжающий рыбнадзор, мог только снимать незаконно поставленные сети. В 2002 году рыбнадзор за 1 раз снял 150 сетей. Все это поставило под угрозу существование многих видов рыб. Рыболовство здесь продолжает терять свое значение. Другие подсобные промыслы В д. Глубокое проживает Лукъянов В.И., который в 1972 году сма- стерил себе кузницу и стал профессионально заниматься кузнечеством. Производит также любые ремонтные работы и изготавливает по индиви- дуальным заказам телеги и дроги, которые продает населению. Раньше, в случае поломки какого-либо с/х орудия – обращались в колхоз, где были специалисты. 99 Учитывая то, что В.И. единственный кузнец на всю волость, а ему 91 год, то можно сделать вывод, что кузнечество на грани исчезновения. Что касается ремесла, то оно до 30-х годов было в достаточной сте- пени развито. Бондари были как в самом Глубоком, так и в ряде деревень волости. Бочки изготавливались из досок, которые напиливались на пило- раме в Глубоком. Обручи делали из дерева сами или железные, которые покупали в Опочке. Материалом обычно служил дуб т.к. подходил по плотности. Сбывали в д. Щукино или делали по заказу. Также бондари делали кадки и другую посуду, т.к. промышленной посуды не было. Работали ночью. Были мастера, которые делали телеги и дроги, а также мастера, ко- торые делали колеса к ним. Сбывать ездили в Опочку на ярмарку. Некоторые крестьяне гнали деготь, но большей информации о тех- нологии, сбыте и.т.д нам получить не удалось т.к. умельцев никого не ос- талось в живых, а другие об этом ничего не знают. Собирательство было и есть самый главный промысел в данном рай- оне. Занимается этим почти каждый в свое свободное время. Лес изобилу- ет разными видами ягод и грибов, поэтому собирательство дает немалый доход, часто, в сезон, превышающий доход с основного места работы. Ездят на мотоциклах нередко всей семьей с утра , до жары, или вечером, когда жара уже спала. Сдают скупщикам (из местных), которые, в свою очередь, везут во Псков или в С.-Петербург. Некоторые ездили в д. Камен- ское за орехами. В достаточной степени было развито пчеловодство. Ульи и рамки изготавливали сами, а соты покупали в Опочке. Делали «дымарь», кото- рый набивали внутри ольховыми ветками. Дым, выделяющийся при тле- нии, пускали на пчел для того, чтобы на кусались. Количество меда на- 100 прямую зависит от погоды; если лето дождливое – то мало, если сухое – то много. Усадьба. Жилище Весь собранный материал по данной теме хронологически охваты- вает промежуток с дореволюционного времени до наших дней. На протя- жении этого периода жилищно - хозяйственный комплекс в исследуемом районе претерпевал некоторые изменения в результате исторического раз- вития. Основной задачей для исследователя являлась попытка проследить процесс развития усадьбы и установить, какие элементы сохранились до сих пор, какие были утрачены. На основе собранной устной информации можно говорить о трёх вариантах усадьбы, каждый из которых был наибо- лее распространён в исследуемой местности на определённом этапе соци- ально - экономического развития деревни. К наиболее раннему, дореволюционному, периоду относится усадь- ба, состоявшая из дома и ряда хозяйственных построек, расположенных параллельно друг другу. Дом представлял собой трёхчастную одноэтаж- ную постройку: изба-сени-изба. При строительстве под углы дома подкла- дывали камни - валуны, а остальное пространство между землёй и первым венцом дома забивали мелкими камнями и замазывали глиной. Существо- вал вариант окапывать первый венец землёй, но тогда дом быстро уходил под землю. Дом обычно насчитывал 12-13 венцов. Основным строитель- ным материалом являлась сосна. Погреб вырывался только под избами высотой в человеческий рост. Пол и стены погреба были земляными. Внутреннее пространство разбивалось дощатыми перегородками на засе- ки. В каждом засеке хранили определённую огородную культуру. В погреб можно было попасть из избы через ход, прорубленное в полу, или с улицы. На первый венец клали 3 слеги, а на них настилали пол. Зафиксировано 101 несколько вариантов того, чем настилали пол: лесинами, распиленными пополам гладкой стороной кверху, досками, плахами (распиленными по- полам брёвнами), а поверх них досками при условии, если пол был двой- ным. Потолок состоял из одного слоя досок, промазанных в пазах глиной и засыпанных мхом, опилками, омяльем. Крыши строили двускатные сам- цовой конструкции. Основным кровельным материалом в этот период яв- лялась ржаная солома. Её специально отбирали при обмолоте, очищали от травы, выравнивали по длине и вязали в кули. Богатые крыли комлями вверх, а бедные маковками вверх, потому что так меньше соломы исполь- зовалось. Соломенная крыша, крытая "под лопатку" 40 лет стояла. Фрон- тоны зашивали досками или соломой ( на жерди насаживали соломенные снопики). На чердаке хранили яблоки, ткацкие станы или старые вещи. На чердак можно было попасть через сени. Внутренние стены дома не обтё- сывали. Пол, стены, потолок не красили. Их мыли хвощанкой (травой), го- роховиной (стеблями гороха), гверстой (калёными камнями). В избах обычно 2-4 окна. Рам двойных не было. На зиму окна утепляли тем, что прибивали с внешней стороны ящики из ржаной соломы, закрывавшие по- ловину окна, или мешки, набитые омяльем. Печь ставили по левую или правую руку от входа. По диагонали от устья печи, в противоположном углу, висели иконы (красный угол). Мебель самодельная: деревянные сто- лы, лавки, шкафы, кровати. В качестве матрасов использовали постели (тканые мешки, набитые омяльем или сеном). Примечательно, что не все- гда в таких домах избы выполняли функции жилых помещений. Встреча- ются варианты хозяйственного использования изб: амбар (Кулёмина О. В., ТПЗ, ДПЗ, л.22 ), кладовая для хранения ткацких станов, зимней одежды (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л. 11об.). Это связано с распадом большой пат- риархальной семьи и подобная информация фиксируется лишь в тех до- мохозяйствах, где в прошлом глава семьи после женитьбы отделился и де- 102 тей было немного. Часть дома - изба могла перейти в качестве наследства от родительской семьи. В этом случае сени и вторую избу молодая семья строила на свои средства. (д.Мякишево, ТПЗ, л.11). Существовал вариант, когда семья передавала в дар сыну деловой лес в количестве 60 лесин для обустройства его собственной молодой семьи. Сени могли использовать как помещение для валяния валенок (д.Паново,ТПЗ, л.22 об.), хранения утвари (ведер) или пищевых запасов (мочёных яблок). В деревне Рыгозы зафиксирован единичный случай, ко- гда во всю длину трёхчастного дома пристраивался коридор. В коридоре стояли бочки с мясом. Часть этого коридора использовалась как чулан. Параллельно дому находился ряд хозяйственных построек. Количе- ство и функции этих построек варьировались. Наиболее часто хозяйствен- ный ряд составляли следующие постройки: хлева, конюшня, поветь, ам- бар. Сенник, гумно, баня неизменно располагались за пределами усадьбы. Хлева, или иногда встречаются более специальные названия: коровник, свинушник - имеют общую структуру. Материалом служила сосна. Сруб ставили на камни, свободное пространство между которыми замазывали глиной. Постройки для скота мшили. Вместо дощатого пола под ноги ско- тине стелили солому. Весной собирали толоку и вывозили её на поля как удобрение. Потолком в хлевах служили еловые жерди. Весь ряд хозяйст- венных построек стоял под общей двускатной крышей самцовой конст- рукции, крытой соломой. Амбар - рубленая деревянная постройка с дере- вянным дощатым полом и потолком. Окон в ней не было. Амбар не мши- ли. Внутри амбара вдоль стен по всему периметру располагались засеки, предназначенные для разных сортов и видов зерна. Поветь (поветка, на- вес) - постройка для хранения саней, дрог. Обычно она находилась между двумя другими постройками (конюшней и амбаром) таким образом, что 103 специально возводилась только задняя стена, а боковые являлись общими с другими постройками. Стена, выходившая на придворок, отсутствовала. В деревне Глубокое была получена информация о такой постройка как "затароторинка". По описанию информантки она ничем не отличается от повети и являлась общим проходным помещением, расположенным между двумя хлевами. Через него скотина выгонялась на придворок. В летние месяцы оно служило загоном для коров и овец. Пространство между домом и рядом хозяйственных построек назы- валось придворком. Придворок имел сквозной проезд с улицы на огороды. Вход в придворок с улицы и выход из него на огороды отделялись дву- створчатыми воротами и калиткой. Ворота с калитками венчались дву- скатной крышей, крытой соломой. Выезд на огороды мог закрываться не воротами, а просто убираться в стойки, которые разбирались при необхо- димости. Таким образом, создавалась замкнутая конструкция двора. Единожды встретилась информация о двух рядах дворовых постро- ек, расположенных параллельно дому. При этом одна площадка, отделяв- шая дом от дворовых построек упоминается как придворок, а вторая - двор. (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.43 об.) В остальном никакого отличия от ранее описанного комплекса нет. (Схема 1). Вне комплекса всегда ставили сараи для сена, гумно, бани. Сенник - рубленая не мшёная постройка Потолка не было, а вместо пола накиданы жерди. Гумно строили закладной техникой. Оно состояло из трёх частей: рей, ток, озадок (место для хранения невысушенных снопов). Крыша ни- чем не отличалась от крыш других построек. Ворота гумна выходили на ток и могли быть сквозными. Существовало два варианта конструкции рья: 104  рей представлял собой часть, отгороженную стеной от остального пространства гумна. В отличие от тока и озадка во рью был потолок. Сно- пы сушили на протянутых от стены к стене жердях внутри рья.  Рей построен внутри гумна по типу избы, вместо потолка у кото- рой на последний венец клали жерди для сушки снопов. По середине рья стояла кирпичная печь, углубленная в землю. После сушки снопы выносили на ток. На току пол набит глиной или плотно утрамбована земля. Основными орудиями молотьбы являлись: пал- ки - колотушки, привязь (палка с привязанной к ней на ремешок или це- почку деревянной кувалдой), молотилка (отличается от привязи железной кувалдой). Здесь же веяли обмолоченное зерно чиновками ( деревянными ко- рытцами с ручками), веялками (совками). В задней части гумна отгорожено помещение для хранения не вы- сушенных снопов. Бани строили за огородами или рядом с водоёмами. Бани были руб- леными, ставились без фундамента и делились на место, где мылись и предбанник. Крыли баню соломой. Топили по-чёрному. Печь-каменка. Вдоль стен стояли лавки. Мылись щёлоком (калёной золой). В предбанни- ке хранили веники. В 20 - е годы описанный выше жилищно-хозяйственный комплекс претерпел некоторые изменения. Главным образом, они касались дома. (Схема 2). В этот период редко встречаются трёхчастные дома, большее распространение получила изба с сенями. По сути она являлась частью дома предыдущего периода. Сени пристраивались на вытянутые брёвна избы, таким образом, что верхняя и нижняя основа были общими. Отдель- ные брёвна избы и сеней скреплялись "чашечкой". Ту стену сеней, что вы- ходила на придворок, стороили из брёвен закладной техникой или заши- 105 вали горбылём. К сеням пристроено крыльцо со спускающими ступенями и деревянными перилами. Встречается информация, что в этот период строили пятистенки. Тогда вдоль дома пристраивали коридор с крыльцом, выходившим на придворок. В избе наряду с русской печью ставили чугун- ку, рукав которой был соединён с дымоходом русской печи. В 30-е годы вместо соломы в качестве кровельного материала использовали щепу, главным образом, осиновую. Дом утепляли завалинками: либо земляными (весной землю отгребали), либо по всему периметру строили дощатые за- городки. Между ними и домом засыпали опилки. На окна ставили двойные рамы, либо утепляли с внешней стороны, как было описано ранее. В этот период сократилось число дворовых построек. Число хлевов сократилось до одного. Кроме того, в линию дворовых построек переместили сенник. Строительная техника хозяйственных построек не претерпела никаких из- менений. Вне двора оставались гумно и бани. Зафиксировано совместное использование бани - артельно, то есть баню топили по очереди несколько семей, но принадлежала она одному хозяину. В бане ставили жёлоб - вы- долбленное бревно, в котором грели воду камнями. (Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.5 об.). Мыться ходили по очереди: сначала мылись мужчины, затем женщины и дети, поливая на себя водой из жёлоба. Вода постоянно доли- валась. Можно сделать ряд выводов относительно усадьбы этого периода: сокращение площади жилой части, количества хозяйственных построек, в ряд дворовых помещений перемещён сенник. Дома послевоенного времени мы можем и сейчас наблюдать в де- ревне. Строительство приходится на 50-е годы. В основном строили пяти- стенки. Вдоль дома выстраивали коридор, из которого вело два крыльца: одно в виде навеса выходило на придворок, а второе - на улицу в виде до- мика с двускатной крышей без потолка. Русская печь в домах сменилась 106 печью с обогревающим щитом, но не повсеместно. Добавились в некото- рых домах круглая печь и плита. Их дымоход соединён с дымоходом рус- ской печи. Внутренняя планировка представлена двумя комнатами, отде- лёнными друг от друга капитальной стеной. Первая комната выполняет несколько функций: кухни, прихожей, столовой. Вторая комната (боль- шая) используется как спальня и гостиная. В строительной технике поя- вились некоторые изменения. Стены внутри домов стали обтёсывать и обклеивать газетами, позднее обоями. Рамы ставили двойные. В 60-е годы фундамент дома замазывали цементом. Дом с внешней стороны обшивали досками и красили. Крыши перекрывали шифером. Сейчас в хозяйствен- ных постройках фундамент цементный. В хлевах настилается дощатый пол и потолок. Часто баня вводится в комплекс усадьбы на месте проезда на огороды. ( Кулёмина О.В., ТПЗ, ДПЗ, л.26). Основными видами хозяй- ственных построек остаются хлев, сенник, поветь. В заключение следует отметить, что общей остаётся замкнутая планировка двора. (Схема 3). За пределами двора не остаётся никаких построек, кроме бани. Общими элементами, характерными для всех рассмотренных вари- антов, оставались: 1. строительный материал - сосна. 2. Строительная техника - в лапу. 3. Крыши двускатные самцовой конструкции. 4. Двурядная планировка двора. 5. Замкнутость жилищно-хозяйственного комплекса. 6. Образование придворка. 7. Ворота двустворчатые с двускатной крышей. Одежда 107 Среди крестьянского населения в первой половине 20 века было рас- пространено производство домотканой одежды. В процессе производства льняного полотна лен трепали деревянной трепалкой, чесали чесалкой с железными зубами. Полученные верховья шли в основном на мешки и на портки, «хороший» лен - на рубахи. С верховья ткань получалась потол- ще. Мужская одежда более однородна и традиционна. Костюм крестья- нина составляли рубаха и портки. Самотканые рубахи назывались точев- ными. В 20-х, даже еще в 30-х гг. носили рубахи с глухим воротом. Потом они были вытеснены рубахой с косым воротом. Рубахи в основном шили пестрые, часто в клеточку. Пеструю рубаху с косым воротником могли на- зывать пестриком. Рубаху обычно вышивали по воротнику. Носили руба- хи, опоясываясь. Старики подпоясывались веревкой. Иногда на поясе но- сили ключи. Пояса плели из разноцветных шерстяных ниток широкими – примерно 5 см. Женские пояса более широкие, мужские – круглые. Нитки красили сами. Портки шили из двух корчин с клином на 1 пуговице. Ткали портки в полоску. Позже термин портки стал синонимом слову подштанники. Но старые люди продолжали их носить как верхнюю одежду. Штаны же дела- ли из выбеленной на снегу точи. Брюками назывались штаны изо льна с шерстью. Женский костюм был более разнообразным, изменчивым, подвер- женным городской моде. Бабки носили широкие крепкие юбки «суконни- ки». Бабушки и мамы информантов еще носили сарафан. Сарафан раньше назывался насов. Сарафан носили на лямках «сукрись накрись» со сборка- ми. Такой сарафан шили обрезным, по пяты, из одного куска полотна. В основном носили черные. Такой сарафан из сатина могли одевать на праздник. Под него надевали рубаху без рукавов или кофту и юбку. Позже 108 стали шить из четырех или пяти «польев». Кофта были на пуговицах с манжетками и без. Нижние холщовые рубашки шили по колено или коро- че, на проймах. Рукава были чуть ниже локтя, до пояса - из тонкого полот- на, ниже - из верховья. Позже из покупного материала стали шить «ком- бине», низ у него расшивали или обвязывали крючком. Юбки носили больше в сборку. Женщины носили зимой две юбки, летом одну «точеную» изо льна. Больше носили пестрые, чем однотон- ные, чтобы меньше стирать. Шили юбки четырехклинки на резинке. Если же юбки на пуговицах, то застегивались на боку на пуговицу или просто булавку. Позже стали носить юбки из рубчика. Мамы информантов носили юбки из двух полотнищ. У них поясной фартук, или передник являлся не- отъемлемой частью костюма. На праздник надевали фартук с кружевами. Пуговицы делали изо льна перетканного с шерстью. Зимой делали пугови- цы из дерева. Торговую (из покупного материала) нижнюю юбку, байко- вую, надевали на праздники. Ее шили с черной или красной каймой. Пла- тья стали носить в сталинские времена. Платья были больше из покупного материала (ситца), как с короткими, так и длинными рукавами. На платье вышивали грудину и подол. В основном платья шили отрезные с квадрат- ным вырезом, окладным воротником. Застегивались сзади на одну пугови- цу. До войны, в 30-х гг. у молодых женщин была мода на короткое платье до колена («короткая мода»). Покрои платья были самые разнообразные: платья отрезные со складками, клеш, солнце-клеш, с лифом, с отложным воротником. Шили в 6, 9, 12 клиньев из ситца. После периода короткой моды утвердилась длина до щиколотки. С 50 годов появился штапель, саржа. Вязали шерстяные чулки, покупали льняные. На гулянку надевали носочки с окантовкой. 109 Красили ткань зверобоем, ольхой (корой), багульником, волчьей яго- дой. Красили дома: делали отвар, добавляли уксус, соль. Такая краска не смывалось. Детям шили со старых юбок. С 1 года шили рубахи. Платья шили девочкам с 2-3 лет. На Пасху, Троицу, Покров шили новые платья. Богатые покупали в городе бусы. Некоторые виды верхней одежды были одинаковы для мужчин и женщин. Для шубы резали овец, наиболее часто ее шил портной, но неко- торые делали сами шубу на пуговицах из стриженой овцы до щиколотки. Полушубки с овчины чернили в костре для цвета. Портной же шил тулуп. Тулуп мог быть из овчины или с черным или синим сатином из шерсти. Он шился приталенным, с большим воротником, до пола. Женщины носи- ли суконное пальто («польтуха») ниже колен, мужчины – полупольтики по бедро. На ярмарку, гулянку в основном одевали пальто. Были распростра- нены полупальто зимние на вате. Носили также жакет на одной подкладке и пиджаки суконные. Были «пеньджаки» суконные и женские, и мужские по колено с маленьким воротником. Носили кафтан из закатанной шерсти. Кафтан сами валяли из сукна, тогда как пальто - из торгового сукна. Каф- тан мог быть с башлыком. Его одевали в поездку на шубу, чтоб она не на- мокла. Он длинный, из толстой шерсти. Свиткой назывался поношенный кафтан. Старшие называли так любой кафтан. Сапоги, как и шубу, шил портной. Привозили на дом, как и тапки. Лапти плели из льняных веревочек зимой (с пакли – отходы ото льна), ле- том с лозы липы, с бересты. Лапти со льна назывались крутцовыми. Их плели руками или с помощью колодки и копыл. Лен вытаскают, потом мо- чат в гнилом месте (водоем), скопах. Расстилают на пожне, сушат, связы- вают в связки. Мнут вручную с помощью мялки, трепали трепалками. Вся костига при этом отстает. Чешут щетками из свиной щетины. Выходит по- 110 чесья - первое, что отходит – это на веревки и на лапти. Под лапти надева- ли портянки, в ушки лаптей вставляли оборы длинные, чтоб держались на ноге. Носили такие лапти примерно месяц. Ходили в них вплоть до войны. В поршнях из кожи пахали. Кожу брали от колеса. В баню делали босови- ки из бересты, в них же могли ходить по избе, плели их высокими. Кожа- ные башмаки и сапоги покупали. В них ходили на гулянку. В деревне был сапожник. Каблук прибивали деревянными гвоздями. Женщины носили полусапожки. Пословица: Спасибо Сталину-грузину, что одел в резину. Носили валенки с калошами. В деревне были валяльщики, делали валенки. Для этого брали шерсть и специальную тряпку. На тряпке раскладывали шерсть по форме валенка. Потом ее жмут, в кипятке мешают кривыми палками. После этого вставляют колодки по размеру. Сушат в горячей печ- ке. Самая лучшая шерсть – озимая, состриженная весной. Что касается головных уборов, мужчины носили летние шапки из сукна, зимой ушанки из овчины, женщины 1-2 платка – серые, белые. Вя- зали сами или покупали, было дешево. Покупали платки шелковые. Завя- зывали плат спереди. Также покупали шарфины, косячком плетеные. Мужчины носили еще шапку-кубанку кожаную, вокруг центра – бе- лый барашек. До войны были фетровые шапки – шляпки с полями у жен- щин, у мужчин – кепки. Кепки были кожаные и суконные. Женщины но- сили еще ситцевые беретки. Шил их деревенский портной. В городе (Опочке) одежду практически не покупали. Покупали толь- ко пуговицы, пиджак и брюки. Престольные и календарные праздники На общем собрании колхоза им. Сталина в 1956 г. констатировалось: «в горячую пору уборки не мобилизуется вся рабочая и работоспособная 111 сила и особенно вследствие отправления религиозных и других обрядов, что наносит непоправимый вред экономике колхоза и колхозникам».330 Правление колхоза «Путь Ленина» в 1957 г. констатировало, что праздни- ки (Покров и др.) «пагубно сказываются на уборке урожая».331 Традиционные праздники продолжали праздновать и в совхозный период, что сказывалось, в частности, на рабочем распорядке в совхозе. Так, в 1960 г. одному из бригадиров был объявлен строгий выговор за появление на работе в нетрезвом виде «в день религиозного праздника» (вероятно, речь идет о дне Ивана Купала).332 В 1962 г. некоторые рабочие были ли- шены премии за то, что «не поняли остроты положения с уборочной и 14 октября проявили недостойность — не вышли на работу и отпраздновали религиозный праздник» (Покров).333 330 ОРГА, ф. 613, оп. 1, д. 67, л. 60 об. 331 ОРГА, ф. 614, оп. 1, д. 51, л. 10. 332 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1960 г. Л. 53 об.–54. 333 Архив АОЗТ «Глубокое». Совхоз «Глубоковский». Книга приказов за 1962 г. Приказ № 134 от 19 октября 1962 г. 112 Документальные источники Архив АОЗТ «Глубокое». Фонд совхоза «Глубоковский»: Книга приказов за 1960 г. 95 л. Книга № 1. приказов за 1961 г. 68 л. Книга № 2. приказов за 1961 г. 44 л. Книга приказов за 1962 г. (без пагинации) Книга приказов за 1963 г. (без пагинации) Книга приказов за 1964 г. 83 л. Опочецкий районный государственный архив Псковской области (в тексте: ОРГА), оп. № 1, ф. 613, д. 67. Сельскохозяйственная артель им. Сталина Лоскутов- ского сельсовета с/с Опочецкого района Великолукской области; ф. 614 объединенный. Дела постоянного хранения за 1944–1960 гг.: дд. № 1–15. Сельскохозяйственная артель «Передовик», 1944–1950 гг. дд. № 16–24. Сельскохозяйственная артель «Красный Бор», 1945– 1949 гг. дд. № 25–59. Сельскохозяйственная артель «Путь Ленина», 1944– 1960 гг.